Язык. Культура. Общество. Сборник научных трудов. ISSN 2219-4266


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА       О СБОРНИКЕ             РЕДКОЛЛЕГИЯ                 АВТОРАМ                       АРХИВ                       РЕСУРСЫ                     КОНТАКТЫ          

Материалы III Международной научной конференции «Межкультурная коммуникация в современном обществе».
Саранск, 16.11.2012 г.
(Язык. Культура. Общество. Выпуск 4. 2012 г.)


«ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ» И «ДЕВОЛЮЦИЯ»: ОПЫТ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ


А. В. Пузаков

Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск)



В статье проводится анализ работ современных зарубежных исследователей, занимающихся вопросами децентрализации власти, рассматриваются трактовки понятий «децентрализация», «деконцентрация» и «деволюция».


Процессы глобализации характеризуются тем, что государства предоставляют свою территорию для международной торговли, информационных сетей и т. д. и, зачастую, теряют свою доминирующую роль. В то же время, субнациональные органы власти стали требовать все больших полномочий, что привело к широкому распространению регионализма во всем мире, сопровождаемого учреждением новых политических органов на региональном уровне или расширением полномочий и укрупнением существующих [1, P. 3-4].

Изучая такие процессы, исследователи говорят о децентрализации, деконцентрации или деволюции (в зависимости от контекста), зачастую употребляя эти понятия весьма свободно, как взаимозаменяемые. Поэтому необходимо разграничить эти понятия и определить нюансы и степень власти, с которой они сопряжены. Сотрудники Международного института демократии и содействия выборам «IDEA» в докладе «На пути к освобождению демократии: передача властных полномочий» предлагают свои трактовки.

Децентрализацию они определяют как передачу полномочий местным органам власти с целью инициации, финансирования и осуществления программ, предназначенных для развития регионов, основанную на том принципе, что решения должны приниматься при широком общественном участии как можно чаще и на уровне власти, максимально близком к общественности.

Деволюция предполагает, что местные органы управления наделяются некоторыми полномочиями, касающимися возможности самостоятельно принимать решения и управлять делами местного значения, в том числе – вопросами предоставления государственных услуг местному населению. Исследователи называют деволюцию формой административной децентрализации.

Деконцентрация власти, согласно трактовке ученых, подразумевает передачу ограниченного объема ответственности, властных полномочий и ресурсов центральной властью (министерствами и агентствами) в органы местного и регионального уровня. При этом правительство становится ближе к гражданам, в то же время, местные органы власти остаются в подчинении центральной власти и действуют от её имени, под её управлением и контролем [2, P. 9].

Ж. Боннал отмечает, что в самом широком понимании, децентрализация – это передача центральным правительством части полномочий региональным или местным органам. Централизация – это ответ на потребность в единстве государства, а децентрализация – на потребность в диверсификации, разнообразии [3].

Исследователь также отмечает, что с конца 80-х гг. ХХ в. существует понимание того, что излишняя централизация, как и абсолютная местная автономия в равной степени вредны, что необходимо улучшать системы сотрудничества национальных, региональных и местных центров управления [3].

Ж. Боннал выделяет три основные тенденции, относящиеся к децентрализации:

  • постепенное появление новой системы распределения обязанностей между национальным, региональным и местным уровнями управления в форме деконцентрации;

  • все меньшая вовлеченность государства и экономическая либерализация в форме деволюции;

  • все большее участие местных органов и гражданского общества в управлении, применение новых форм участия, консультации и партнерства [3].

Деконцентрация означает, что решения принимаются в центре, а другие уровни управления сводятся к передаче приказов и исполнению решений. Хотя решения по важнейшим вопросам принимаются в центре, нижестоящим уровням власти могут быть делегированы полномочия по принятию решений по менее значимым вопросам.

Ж. Боннал приходит к заключению, что деконцентрация – это не вариант децентрализации, а отдельный процесс. Деконцентрация – это полномочия принимать решения, переданные центральным правительством своим собственным местным агентам, в то время как децентрализация, в строгом понимании, – это передача полномочий органам или людям, избранным населением [3].

Начиная с ХIХ в. в большинстве развитых стран, и во второй половине ХХ в. в развивающихся странах прошли волны деконцентрации, положившие начало новому распределению полномочий между центральными и региональными органами управления [3].

Процессы, связанные с демократизацией, закрепили тенденцию к деконцентрации, которая оказалась средством снижения недовольства граждан по отношению к местному управлению. В 80-е и еще более интенсивно в 90-е гг. ХХ в. правительства пытались устранить изъяны деконцентрации путем передачи властных полномочий не местным органам, являющимся представительствами центральной власти или полуавтономными государственными органами, а избранным на местах чиновникам и организациям, продвигающим идеи гражданского общества.

Поэтому децентрализация посредством деволюции, согласно определению Ж. Боннала, – это передача функций, ресурсов и полномочий самим гражданам в лице органов местного самоуправления. Таким образом, деволюция – это переход от административной децентрализации к политической [3].

Политическая децентрализация предполагает наличие у органов местного самоуправления собственных источников дохода и всенародное избрание глав этих органов. Административная децентрализация означает, что местные органы власти остаются под надзором государства, главы этих органов назначаются, и у них нет достаточно полномочий для использования ресурсов.

Исследователь выделяет четыре основных признака, присущих реформам, осуществляемым посредством деволюции:

  • создание новых субнациональных органов на региональном или местном уровне;

  • всеобщие выборы на всех субнациональных уровнях;

  • предоставление субнациональным органам достаточного количества финансовых ресурсов для осуществления их полномочий;

  • трансформация надзирающей роли центральной власти в юридический административный контроль и контроль за целевым расходованием бюджетов [3].

Как отмечает А. Родригез-Позе, любая форма деволюции подразумевает некоторую степень субнациональной легитимности и некоторую форму децентрализации власти. Сложность процесса деволюции вызвана конфликтами интересов различных сторон, вовлеченных в него: в то время как национальные правительства хотели бы при передаче полномочий региональным правительствам выделить последним как можно меньше ресурсов, субнациональные органы управления предпочли бы получить их в максимальном объеме. Баланс между этими двумя крайностями зависит от относительной силы, легитимности участвующих в процессе уровней власти [1, P. 5-6].

Эффективная политическая и демократическая система способствует влиянию волеизъявления электората. Сочетание исторических и политических факторов является основанием легитимности различных уровней власти в демократических странах. В странах, не имеющих демократических систем, влияние электората фактически игнорируется [1, P. 7].

По сути, деволюция возможна только в демократическом государстве, в котором власть вынуждена прислушиваться к мнению своих граждан, избирателей.

Общественное мнение по поводу деволюции оказывает влияние на легитимность различных уровней власти. Одобрение общественностью деволюции будет означать укрепление легитимности центральной власти, а неодобрение – относительное ослабление [1, P. 8].

Сам факт наличия деволюционных процессов в государстве свидетельствует о достаточно высоком уровне демократии: это означает, что население регионов имеет возможность выразить свои претензии, а центральная власть готова их услышать и попытаться принять адекватные меры для мирного, политического и экономического разрешения или смягчения существующих противоречий.

Вряд ли можно ожидать чего-либо подобного в странах с жестким, тоталитарным режимом: в таких государствах общественное недовольство будет подавлено на корню, ни о каких уступках не будет и речи. Это, в свою очередь, создает потенциал для разного рода всплесков недовольства, которые, в том числе и при поддержке внешних сил, заинтересованных в дестабилизации обстановки в стране или в смене правящего режима, способны вылиться в вооруженные конфликты, революции и т. п.

Таким образом, деволюция является цивилизованным ответом сепаратизму, ее основной функцией является сохранение целостности государства, снижение социальной напряженности.




1. Rodriguez-Pose A. The Global Trend Towards Devolution and Its Implications / A. Rodriguez-Pose, N. Gill. London: London School of Economics, Department of Geography and Environment. [Электронный ресурс]. URL: http://personal.lse.ac.uk/RODRIGU1/e&p%20c.pdf. (дата обращения 15.09.2012).

2. Towards Liberating Democracy: Devolution of Power Matters. Report of the Regional Workshop, Bangkok, 16-17 January 2007. Stockholm: International IDEA, 2007. ISBN: 978-91-85724-21-5.

3. Bonnal, J. A History of Decentralization / J. Bonnal. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ciesin.org/decentralization/English/General/history_fao.html (дата обращения 15.09.2012).








© Коллектив авторов, 2011-2016, info@yazik.info