Язык. Культура. Общество. Сборник научных трудов. ISSN 2219-4266


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА       О СБОРНИКЕ             РЕДКОЛЛЕГИЯ                 АВТОРАМ                       АРХИВ                       РЕСУРСЫ                     КОНТАКТЫ          

Материалы III Международной научной конференции «Межкультурная коммуникация в современном обществе».
Саранск, 16.11.2012 г.
(Язык. Культура. Общество. Выпуск 4. 2012 г.)


НАУЧНЫЕ ТЕКСТЫ И ИХ КЛАССИФИКАЦИЯ


А. А. Сомкин, О. А. Данилова, Т. П. Суродеева

Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск)



В статье предлагается классификация научных текстов, делается попытка установить качественные характеристики научно-философского текста как стилистические категории.


Определение текста, в том числе и научного, которое можно было бы считать исчерпывающим и которое носило бы терминологический характер, еще не выработано. Подобно другим наукам лингвистика нередко оперировала понятиями, не получившими полного объяснения. Известны многовековые попытки определить понятие «слово» и «предложение». В настоящее время к ним можно отнести и понятие «текст».

Как всякий новый объект исследования, текст по-разному понимается и по-разному определяется. Различные дефиниции текста приводятся в книге И. Р. Гальперина «Текст как объект лингвистического исследования». Так, О. Л. Каменская считает, что: «Речевой акт или ряд связанных речевых актов, осуществляемых индивидом в определенной ситуации, представляют собой текст (устный или письменный)» [цит. по: 14, с. 17]. По мнению американского лингвиста Хэллидея, текст – «основная единица (fundamental unit) семантики и ее нельзя определить как своего рода сверхпредложение» [цит. по: 15, с. 101]. Уточняя это слишком общее определение, Хэллидей приходит к мысли, что текст представляет собой актуализацию потенциального (actualized potential).

А. Греймас подходит к проблеме текста с позиций порождающей семантики. Для него дискурс (читай – текст) – это единство, которое расщепляется на высказывания и не является результатом их сцепления (concatination).

Сближая понятие текста и стиля, другой зарубежный лингвист П. Гиро считает, что текст представляет собой структуру, замкнутое организованное целое, в рамках которого знаки образуют систему отношений, определяющих стилистические эффекты этих знаков.

Сам И. Р. Гальперин дает следующее определение текста: «Текст – это произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, объективированное в виде письменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом этого документа, произведение, состоящее из названия (заголовка) и ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеющее определенную целенаправленность и прагматическую установку» [14, с. 18].

Исходя из этого определения, он поясняет, что под текстом необходимо понимать не фиксированную на бумаге устную речь, всегда спонтанную, неорганизованную, непоследовательную, а особую разновидность речетворчества, имеющую свои параметры, отличные от параметров устной речи.

З. Я. Тураева определяет текст как некое упорядоченное множество предложений, объединенных различными типами лексической, логической и грамматической связи, способное передавать определенным образом организованную и направленную информацию [цит. по: 14, с. 17].

Т. А. ван Дейк понимает под текстом «сложное коммуникативное явление, которое включает в себя и социальный контекст, дающий представление как об участниках коммуникации (и их характеристиках), так и о процессах производства и восприятия сообщения» [6, с. 113].

В своей работе «Лингвистика текста» Л. К. Чикина описывает текст как «функциональную систему, целостность, связность и завершенность которой определяется интеграцией и иерархическим вхождением в нее единиц различных уровней и наличием грамматических, семантических связей между ними» [13, с. 46].

Таким образом, из приведенных выше определений следует, что разные по характеру тексты имеют общие признаки. Любой текст, в том числе, и научный, представляет собой структурное единство содержания, формы и средства выражения. Каждый текст обладает отдельностью, целостностью, относительной законченностью, связанностью. «Внутренне единство текстов разных видов создается единством образа автора и композиции» [там же, с. 32].

Того же мнения придерживается и другой известный ученый, В. В. Виноградов: «Образ автора – это не простой субъект речи… Это концентрированное воплощение сути произведения, …являющееся идейно-стилистическим средоточием, фокусом целого» [4, с. 151–152]. Композиция тесно связана с образом автора, с его отношением к явлениям, которые описываются в тексте. Следовательно, родовые признаки у всех текстов общие, отличаются они друг от друга лишь видовыми признаками.

Предпринято множество попыток классификации текстов. Однако многие из них считаются неудовлетворительными из-за непоследовательности в выборе критериев, по которым осуществляется классификация, в результате чего наблюдается либо узость, либо широта подхода. Таким образом, перед нами встает вопрос о критериях выделения типов текстов. Важность такого фактора как жанр или тип текста отмечается многими исследователями, в частности М. М. Бахтиным [2, с. 250], Н. Л. Галеевой [5, с. 28–29], В. Н. Комиссаровым [8, с. 56], М. Л. Макаровым [9, с. 76], Л. К. Чикиной [14, с. 32–33].

Вначале определимся относительно содержания самого понятия «тип текста». Выделением типов объектов занимается типология – научный метод, основа которого – расчленение систем объектов и их группировка с помощью обобщенной модели или типа. Тип, таким образом, единица расчленения изучаемой реальности тип текста – это «класс текстов, традиционно используемых для достижения сходных коммуникативных целей в сходных условиях общения» [3, с. 54]. Типы текстов представляют собой устойчивые конструктивные схемы, активно воспроизводимые при создании новых текстов, относящихся по своим характеристика к данному классу.

Обладая высокой репродуктивной способностью, типы текстов характеризуются общностью языкового оформления порождаемой общностью принципов организации содержания и определенной языковой стандартностью [там же, с. 55].

Под жанром мы, вслед за О. К. Дубовиком, понимаем «целостную системно-структурную организацию текста, традиционно используемую для достижения определенных коммуникативных целей в типовых условиях общения» [7, с. 64].

Как мы видим, жанр и тип текста – взаимосвязанные, но не тождественные понятия. Понятие «жанр» обобщает черты, свойственные обширной группе произведений, и выступает в качестве родового понятия по отношению к типу текста, который является видовым понятием.

Рамки нашей работы не позволяют рассмотреть жанровую специфику научных текстов. Мы остановимся только на жанре научно-философской прозы. Художественные по форме и философские по содержанию тексты также исключаются нами из рассмотрения.

Поскольку язык находит свое конкретное проявление лишь в различных функциональных стилях (функциональных вариантах) [12, с. 9], то, по мнению многих исследователей (В. Н. Комиссаров [8, c. 78]; Л. К. Чикиной [14, с. 32]; В. Л. Наера [10, с. 9–10] и др.), в основу классификации текстов целесообразно положить их (текстов) принадлежность к тому или иному функциональному стилю, среди которых мы может выделить и научный стиль. «Функциональные стили, как никакая другая форма вариативности языка, воплощает в себе его функциональную сущность; будучи непосредственно связанны с функцией – с типизированной и обобщенной целью коммуникации в определенной сфере человеческой деятельности, они обнаруживают наибольшую связь с функциональной (внешней) системой языка» [10, с. 11].

Под стилем мы понимаем «разновидность языка, используемую в какой-либо типичной социальной ситуации (в нашем случае – в научной сфере) и отличающуюся от других разновидностей того же языка чертами лексики, грамматики, фонетики» [11, с. 1287].

Многие исследователи, которые касаются вопроса о стилях языка, отмечают их связь с определенными «сферами общения», что отражает зависимость функционально-стилистической дифференциации литературного языка от цели и характера языковой коммуникации. Однако почти не делалось попыток сколько-нибудь последовательно очертить эти сферы. Более и менее подробно на этом вопросе остановился В. А. Аврорин. Перечисляя важнейшие сферы использования языка, он выделил в особый вид представляющую интерес для нашего исследования сферу науки [1, с. 76–77].

В основу нашего описания стиля научно-философской литературы положена точка зрения И. Р. Гальперина, который предложил два основных критерия выделения и описания функциональных стилей. Основная мысль И. Р. Гальперина сводится к тому, что «соотношение и взаимодействие стилистических приемов с нейтральными языковыми средствами, с одной стороны, и отношение всех стилистических приемов между собой на фоне нейтральных средств, – с другой, является надежной опорой для определения системы критериев выделения стилей речи. Если к этому еще добавить полученные в результате применения статистических методов данные о ведущих признаках языкового плана (состав и характер лексики, синтаксические модели и т.п.), то можно получить более или менее объективные характеристики каждого данного стиля [14, с. 51–52].

Однако функциональный стиль не представляет собой (и не может представлять) нечто совершенно однородное. Это положение в полной мере относится и к научному стилю. Еще Э. Бенеш указывал, что «наряду с центральной областью имеются различные пограничные и переходные области, которые образуют переход к другим речевым стилям письменного языка… Это центральная область образует средний безличный стандартный язык, который в настоящее время широко употребляется в науке… и колебания которого имеют лишь незначительную амплитуду» [цит. по: 12, 67].

Ядро стиля, определяющее его специфику и достаточно четко отграниченное от других стилей, составляют такие жанры научной литературы, как статья и монография. Именно в этих «ядерных» жанрах стандарт стиля нашел свое наиболее яркое выражение. И именно эти жанры позволили выявить определенные правила построения научного коммуниката и основные качественные и лингвистические характеристики научно-философского текста.

В названиях этих качественных характеристик, естественно, нет пока единообразия, поскольку они отражают субъективные ощущения последователей и с большим трудом (достаточно условно и через описание языковых средств) поддаются объективизации.

В нашей работе мы сделали попытку установить эти качественные характеристики как стилистические категории. Мы исходим из того, что основными общими характеристиками научного стиля являются ясность и официальность. Существенными свойствами, которые составляют эти основные качества, помогают их реализации и определяют их специфику в пределах научного стиля, мы считаем следующие: 1) «логичность, сжатость, точность, экспрессивность (нейтральная экспрессивность, субъективная оценочность), отчасти объективность и стандартность как "подкачества" ясности», 2) «нейтральная экспрессивность, безобразность, неэмоциональность и отчасти объективность – как свойства речи, которые в научном стиле подчиняет себе официальность, заставляя "служить" себе» [12, с. 69].

Указанные существенные свойства речи мы трактуем следующим образом:

1. Ясность мы, вслед за Е. С. Троянской, в общем виде определяем как доступную для восприятия «понятность» [там же, с. 74].

2. Логичность мы понимаем в ее обиходном значении, т.е. логичное изложение – это последовательное и непротиворечивое изложение, где одна мысль вытекает из другой и где в каждом из предложений последовательность его членов такова, что ясно улавливается главное и второстепенное.

3. Сжатость – это оптимальный вариант выражения, при котором, «нет ни одного лишнего и ни одного недостающего слова» (М. П. Кульгава).

4. Точность – это оптимальный вариант выражения с точки зрения тщательного выбора наиболее подходящего в данном конкретном случае слова или грамматической конституции, наиболее адекватно и однозначно отражающих смысл.

5. Нейтральная экспрессивность. В основу понимания экспрессии, как категории качества речи, мы положили точку зрения Е.С. Троянской: «Экспрессивность – увеличение выразительной силы речи за счет отбора языковых средств или определенной организации» [12, с. 75].

6. Субъективная оценочность – это качество изложения, где определенно ощущается позиция автора, его оценка фактов.

7. Объективность понимается как черта, полярная субъективной оценочности (это изложение, где автор и его оценка отодвигаются на задний план, на передний же план выдвигается сам процесс). По мнению М. М. Бахтина, это свойство дополняется так называемой ответственной вненаходимостью, которая понимается как способность уйти от стереотипного понимания общественной жизни, основанного на ценностных ориентациях определенной социальной группы и попытка проникнуть во «внутренний мир» изучаемого субъекта [2, с. 250].

8. Официальность понимается как черта, присущая речи в официальной строгой обстановке и противопоставляемая непринужденности.

9. Стандартность (отсутствие индивидуальности) – качество речи, связанное с унификацией форм выражения и нивелировкой индивидуальных отличий речи, определяемых личностью отправителя и не в последнюю очередь, также унифицированным представлением о типовом получателе речи.

10. Безобразность и 11. Неэмоциональность используются в общепринятом значении.

В связи с вышеизложенным считаем также необходимым упомянуть тот факт, что большинство лингвистических характеристик возникло в результате использования стилистических приемов, т. е. при специальном отборе языковых средств для достижения определенного стилистического эффекта, а именно, желаемых качеств речи. Причем достаточно часто прием действует дифференцированно, т. е. на получение лишь одного из составляющих компонентов свойства основного качества речи (см. табл. 1).


Таблица 1


Стилистический прием Свойства речи, получаемые под воздействием стилистического приема – стилистический эффект
основной дополнительный (побочный)

1.

Книжность

Официальность

Неэмоциональность, без?бразность, объективность, стандартность

2.

Эмоциональная

нейтральность

Официальность

Стандартность

3.

Обобщенность

изложения

Ясность

Официальность

Стандартность

4.

Композиционная

четкость

Ясность

Стандартность

5.

Активизация

внимания читателя

Ясность

Стандартность, официальность

6.

Однозначность

Ясность

Логичность, нейтральная экспрессивность, стандартность

7.

Эксплицитность

изложения

Ясность

Точность, нейтральная экспрессивность, официальность

8.

Экономичность

изложения

Ясность

Сжатость, логичность, точность, нейтральная экспрессивность

9.

Подражание стандарту научного изложения

Ясность

Официальность

Стандартность, официальность


Применение стилистического приема дает, кроме того, и «дополнительный побочный стилистический эффект, тесно связанный с общей установкой на качество речи в научном стиле и вносящий свой вклад в основные свойства речи, что обусловлено богатыми и разнообразными стилистическими потенциями отбираемых языковых средств [12, с. 272].

Суммируя все вышесказанное, можно сделать следующие выводы. Научный текст, как и любой другой текст, представляет собой объединенную смысловой связью последовательность знаковых единиц, основными свойствами которой являются связанность и цельность. Стилистическая принадлежность текста определяется по его функциональной направленности. Иными словами, использование языка в какой-либо сфере общения (в нашем случае – научно-философской) предполагает построение и функционирование данного текста в рамках стилистического стандарта и обладание специфическими лексическими, грамматическими и другими чертами.

Наиболее общими качественными характеристиками научного стиля, его существенными свойствами являются – ясность, официальность, логичность, сжатость, стремление избегать оценочности и эмоциональности, объективность, соответствие определенному стандарту. Приведенный выше перечень лингвистических характеристик не претендует на исчерпывающую полноту. Мы привели только те из них, которые наиболее ярко характеризуют научный язык и которые необходимо учитывать, в частности, при переводе на другой язык.




1. Аврорин В. А. Проблемы изучения функциональной стороны языка. – Л. : Наука, 1975. – 275 с.

2. Бахтин М. М. Проблема текста в лингвистике, филологии и других гуманитарных науках // Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. – М. : Искусство, 1986. – С. 297–325.

3. Васильев Ю. А. Некоторые вопросы языково-стилистического анализа практических форм научной речи // Язык и стиль научной литературы : сб. науч. тр. / Наука. – М., 1977. – С. 149–202.

4. Виноградов В. В. О теории художественной речи / В. В. Виноградов. – М. : Наука, 1971. – С. 151–158.

5. Галеева Н. Л. Основы деятельностной теории перевода / Н. Л. Галеева. – Тверь : Изд-во ТГУ, 1997. – 79 с.

6. Дейк ван Т. А. Язык. Познание. Коммуникация / Т. А. ван Дейк. – М. : Прогресс, 1989. – 301 с.

7. Дубовик О. К. Опыт композиционно-смыслового и лексико-грамматического анализа текста патентов Великобритании и США / О. К. Дубовик // Язык и стиль научной литера-туры: Сб. науч. тр. / Наука. – М., 1977. – С. 158–163.

8. Комиссаров В. Н. Практикум по переводу с английского языка на русский / Комиссаров В. Н., Коралова Л. Л. – М. : Высш. шк., 1992. – 127 с.

9. Макаров М. Л. Проблемы прагматической интерференции и перевод / М. Л. Макаров // Перевод как процесс и результат : Язык, культура, психология : Сб. науч. тр. / КГУ – Ка-линин, 1989. – С. 143–187.

10. Наер В. Л. Уровни языковой вариативности и место функциональных стилей / В. Л. Наер // Научная литература : Сб. науч. тр. / Наука. – М., 1981. – С. 3–16.

11. Советский энциклопедический словарь (СЭС). – М., 1989.

12. Троянская Е. С. Научный и общественно-политический текст : лингвистические и лингво-дидактические аспекты изучения / Е. С. Троянская. – М. : Наука, 1991. – 208 с.

13. Чикина Л. К. Лингвистика текста / Л. К. Чикина. – Саранск : Изд-во Мордов. ун-та, 1986. – 84 с.

14. Galperin I. R. An essay in stylistic analysis / I. R. Galperin. – Moscow : Higher School Publish-ing House, 1968. – 63 p.

15. Parret Н. Discussing language / Н. Parret. – The Hague ; Paris, 1974. – 173 p.





© Коллектив авторов, 2011-2016, info@yazik.info