Язык. Культура. Общество. Сборник научных трудов. ISSN 2219-4266


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА       О СБОРНИКЕ             РЕДКОЛЛЕГИЯ                 АВТОРАМ                       АРХИВ                       РЕСУРСЫ                     КОНТАКТЫ          

Материалы III Международной научной конференции «Межкультурная коммуникация в современном обществе».
Саранск, 16.11.2012 г.
(Язык. Культура. Общество. Выпуск 4. 2012 г.)


ВЕРБАЛИЗАЦИЯ СМЕХА В РУССКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА


О. А. Сеничева

Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина)



В статье анализируется вербализация концепта «смех» в художественном тексте. На материале сборника рассказов Виктора Пелевина «Ананасная вода для прекрасной дамы» исследуются номинации эмоций как результат детерминации авторской языковой картины мира.


В последние десятилетия в лингвистике особое место занимают исследования концептов, формирующихся в пространстве художественного текста в рамках определенной национальной языковой картины мира.

Язык определяет принадлежность человека к той или иной национальной культуре. Культура же вербализуется в языке, аккумулирует ключевые концепты, репрезентируя их в знаковом воплощении. Эти ключевые концепты детерминируют языковую картину мира писателя, вербализуясь в художественном континууме текстов его произведений. На современном этапе в силу антропоцентризма языкознания эта проблема занимает одно из ключевых мест в науке.

Исследуя эмотивность языка, В.И. Шаховский, В.И. Болотов, Э.А. Вайгл, Н.В. Витт и др. уделяют внимание, как правило, основным закономерностям семантики эмотивной лексики. По мнению В.И. Шаховского, лингвистика эмоций является многоаспектным явлением, включающим в себя, в частности, аспект языковых средств и способов выражения эмоциональности, социальный контекст и контекстуальные закономерности языковых реализаций эмоций. Важное место среди средств вербализации эмоций занимают ментальные концепты. Таким образом, изучение концепта «смех» в современной русской прозе является актуальным, а исследование способов его вербализации в творчестве Виктора Пелевина позволит уточнить представления о базовых элементах языковой картины мира знаковых представителей русской лингвокультуры.

Материалом для анализа периферийной части исследуемого концепта и его ассоциативных связей послужил сборник рассказов Виктора Пелевина «Ананасная вода для прекрасной дамы».

Концепт – это дискретное ментальное образование, являющееся базовой единицей мыслительного кода человека, обладающее относительно упорядоченной внутренней структурой, представляощее собой результат познавательной (когнитивной) деятельности личности и общества и несущее комплексную, знциклопедическую информацию об отражаемом предмете или явлений, об интерпретации данной информации общественным сознанием и отношении общественного сознания к данному явлению или предмету (согласно З.Д. Поповой, И.А. Стернину) [4, С. 34].

Построение номинативного поля концепта представляет собой установление и описание языковых средств, номинирующих концепт и его отдельные признаки. С этой целью нами были выбраны контексты, содержащие номинации исследуемого концепта в художественных текстах Виктора Пелевина. Установлено, что ключевыми словами-репрезентантами, объективирующими концепт «смех», являются, кроме соответствующей лексемы смех, еще и: смеяться, засмеяться, рассмеяться, улыбнуться, улыбка, посмеяться, отсмеяться, хохотать, хохот, усмехаться, ухмыльнуться, смешно, смешной, гы-гы-гы.

В лексикографических источниках семантика репрезентантов исследуемого концепта толкуется следующим образом: смех – «прерывистые горловые звуки, вызываемые короткими выдыхательными движениями при проявлении веселья, радости, удовольствия и т.п.» [1, С. 1217], а также «выражающие полноту удовольствия, радости, веселья или иных чувств отрывистые характерные звуки, сопровождающиеся короткими и сильными выдыхательными движениями» [2, С. 638].

Природа смеха является двойственной, и это проявляетя даже в ядерной части концепта. Ядерными признаками концепта в авторской картине мира Виктора Пелевина являются: звук – 68: наличие – 14; сила – 21 (громко – 11, тихо – 10); качество – 33 (продолжительность краткая – 9, прерывность – 12, интенсивность – 12 (сильная – 8, слабая – 4)); движение – 15; участие соматизмов в образовании смеха – 50: горло – 14; губы, рот – 10; глаза – 13, лицо – 13; эмоции – 23: положительные. Кроме того, безусловным свойством смеха является его антропометричность.

Остальные, зафиксированные нами компоненты, относятся к приядерной части исследуемого концепта или к его ближней периферии (термин З.Д. Поповой, И.А. Стернина). Контекстуальный анализ показал, что периферия номинативного поля концепта «смех» в языковой картине мира Виктора Пелевина вербализируется следующими лексемами: смеяться: Как будто я летал за вихрем, и смеялся и пел на разные голоса…»; «Буш плакал, потом смеялся, потом снова плакал…»; улыбнуться: «Добросвет мудро улыбнулся…» [3, С. 37]; «И он улыбнулся – такой хорошей, открытой улыбкой» [3, С. 130]; улыбка: «Дело не в том, – ответил с безмятежной улыбкой Добросвет, – был ли он у меня»; смешной, смешно: «Для на с это смешные деньги» [3, С. 40]; «А думать, что такие вещи можно писать карандашом по бумаге, мне даже как-то смешно» [3, С. 57]; засмеяться: «Сидевший напротив Шмыги Добросвет засмеялся» [3, С. 65]; «Шмыга недобро засмеялся» [3, С. 104]; гы-гы-гы: «Не бойся, Семен. Я в тебя верю. Добросвет тоже. Он тебе капель храбрости в квасок подольет, гы-гы-гы…» [3, С. 66]; «<…> А Аушвиц – это место, где бедные евреи платят за богатых, гы-гы-гы…» [3, С. 86] и т.д.

В зависимости от ситуации, смех у В. Пелевина по-разному эмоционально окрашен. Эти различия передаются писателем при описании определённой ситуации, в той или иной письменной форме. Так, «гы-гы-гы» носит откровенно издевательский характер, а «улыбочка», «хохоток» – нашмешливый, иронический: «Он мог сказать что-то на первый взгляд невинное, а на самом деле ядовитое, с двойным дном <…>. И все с улыбочкой, с хохотком, как будто это такой легкий светский разговор» [3, С. 86] и т.д.

Смех может вызывать различные эмоциональные реакции главных героев: насмешкау, издёвку, злорадство, иронию, сарказм, добродушность, сдержанность, невозмутимое спокойствие, грусть, просьбу и т.д.: «Это совершенно лишило меня способности к дальнейшему препирательству, и в ответ я только всхлипнул. Шмыга захохотал» [3, С. 27]; «Помнишь еще, значит, – умехнулся ему Шмыга и опять повернулся ко мне…» [3, С. 60]; «Добросвет еле заметно ухмыльнулся» [3, С. 117] и т.д.

Особым проявлением эмоции в сборнике произведений В. Пелевина «Ананасная вода для прекрасной дамы» является также «смех до колик»: «<…> хоть изображаемый мной Левитан звучал совершенно естественно для моих родителей, приезжих из Ма-а-асквы он смешил до колик» …[3, С. 9]. Нами зафиксировано лишь одно фразеологическое выражение, вербализирующее данный концепт, что свидетельствует об узком паремиологическом поле. Кроме того, у В. Пелевина периферия концепта «смех» имеет и другие компоненты, выражающие оценку, в частности: мудрость: «<…> мудро улыбнулся…» [3, С. 37]; снисхoдительность: «<…> на его губах появилась снисходительная улыбка…» [3, С. 100]; безмятежность: «<…> ответил с безмятежной улыбкой…» [3, С. 42]; теплоту: «<…> улыбнулся с неожиданной теплотой…» [3, С. 62]; загадку: «<…> сказал он с загадочной улыбкой…». Таким образом, пелевинский смех коррелирует и с дружелюбием либо иронией, насмешкой, ухмылкой, и с агрессией как игровой формой поведения, в которой может быть заложена скрытая угроза: «Его хохот <…> был гораздо ужасней его воя» [3, С. 26].

Проведенный концептуальный и контекстуальный анализы дают основания для следующих выводов: концепт «смех» является одним из важных фрагментов языковой картины мира Виктора Пелевина; способы вербализации концепта соответствуют его ядерной части; для индивидуально-авторской интерпретации концепта свойственны оценочные характеристики в качестве периферийных признаков.

Перспективой наших дальнейших исследований является изучение эмоциональной концептосферы языка писателей ХХІ века в сопоставительном аспекте.




1. Большой толковый словарь русского языка / гл. ред. С. А. Кузнецов. СПб.: Норинт, 2006. 1536 с.

2. Ожегов, С. И. Словарь русского языка / С. И. Ожегов; под ред. Н. Ю. Шведовой. М.: Рус. яз., 1986. 18-е изд., стереотип. 797 с.

3. Пелевин, В. Ананасная вода для прекрасной дамы / Виктор Пелевин. М.: Эксмо, 2011. 33 с.

4. Попова, З. Д., Стернин, И. А. Когнитивная лингвистика / З. Д. Попова, И. А. Стернин. М.: АСТ: Восток – Запад, 2010. 314 с.








© Коллектив авторов, 2011-2016, info@yazik.info