Язык. Культура. Общество. Сборник научных трудов. ISSN 2219-4266


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА       О СБОРНИКЕ             РЕДКОЛЛЕГИЯ                 АВТОРАМ                       АРХИВ                       РЕСУРСЫ                     КОНТАКТЫ          

Материалы II Международной научной конференции «Межкультурная коммуникация в современном обществе».
Саранск, 26.09.-31.10.2011 г.
(Язык. Культура. Общество. Выпуск 3. 2011 г.)


«ТРЕТИЙ СЕКТОР» В РОССИИ


Е. Н. Макшаева

Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск)



В статье рассматриваются некоммерческие организации как структурный элемент гражданского общества в России.


На рубеже третьего тысячелетия, отвечая на вызовы времени, Россия вступила на путь экономических, социальных и политических преобразований. Решение поставленных всеобъемлющих задач невозможно без опоры на широкую социальную базу, без привлечения к их реализации всех слоев общества, без осуществления широкого социального диалога в формате – «государство, бизнес, институты гражданского общества». В контексте развития социального диалога на передний план выдвигаются задачи, связанные с развитием и укреплением институтов гражданского общества.

Самым обширным сегментом гражданского общества является «третий сектор», действующий независимо от двух других секторов общества - государства и деловых организаций, структур бизнеса, но в то же время играющий роль посредника между ними. «Третьим сектором» принято называть совокупность одного типа общественных объединений: одновременно негосударственных, некоммерческих и неполитических. «По широте охвата проблем и интересов граждан с «третьим сектором» не могут соперничать ни политические партии, ни СМИ, ни бизнес» [1, С. 53]. Именно добровольная деятельность в негосударственных и неэкономических общественных организациях сплачивает людей, позволяет поднимать проблемы на общегосударственный уровень.

Массовое создание НКО в России приходится на начало 90-х годов. Граждане, чувствующие необходимость глубоких перемен, активно включались в процесс поиска ответов на существующие проблемы в обществе, предлагая конкретные программы деятельности своих самодеятельных организаций.

Были приняты базовые федеральные законы, определяющих правовой статус основных видов некоммерческих, неправительственных организаций: «Об общественных объединениях», «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений», «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», «О некоммерческих организациях», «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности». В дальнейшем в эти законы вносились различные дополнения и изменения.

В ст. 2 Федерального Закона «О некоммерческих организациях» от 12 января 1996 г. говорится:

1. Некоммерческой организацией является организация, не имеющая извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющая полученную прибыль между участниками.

2. Некоммерческие организации могут создаваться для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, защиты прав, законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, а также в иных целях, направленных на достижение общественных благ.

3. Некоммерческие организации могут создаваться в форме общественных или религиозных организаций (объединений), некоммерческих партнерств, учреждений, автономных некоммерческих организаций, социальных, благотворительных и иных фондов, ассоциаций и союзов, а также в других формах, предусмотренных федеральными законами.

Среди некоммерческих организаций выделяют следующие типы:

1) организации взаимопомощи, объединяющие людей по принципу общей проблемы (организации инвалидов, ассоциации родителей больных детей и т. д.);

2) «организации клубного типа», включающие разнообразные группы самосовершенствования, клубы по интересам и т. п.;

3) организации «социальной» направленности, или благотворительные организации, направленные на решение комплекса проблем определенных категорий населения, например, престарелых, многосемейных или безработных, другая часть – на решение конкретных типов проблем – например, проблемы бездомности или проблемы СПИДа;

4) организации «экологической» направленности, особенно если понимать под «экологической деятельностью» защиту окружающей среды в широком смысле, т.е. не только группы охраны природы, но и группы защиты памятников культуры и т. д.;

5) правозащитные организации;

6) организации, содействующие формированию и развитию институтов гражданского общества [См.: 2, С. 14–17].

Но так же указывается и то, что регистрация в качестве НКО не является достаточным основанием для того, чтобы рассматривать ее в качестве гражданской. Только конкретная деятельность, направленная на демократизацию общества и осуществляемая на протяжении значительного отрезка времени, дает основания признать, что тот или иной актор играет гражданскую роль. Помимо характера деятельности важнейшим фактором является эффективность. Несмотря на благие пожелания акторов, деятельность ряда НКО нередко не приносит никаких результатов. Когда же гражданская роль НКО становится постоянной и определяет во многом ее существование, тогда она, сливаясь с объектом, становится его функцией. Это выражается в профессионализации, что наблюдается, когда организация действует, занимаясь исключительно гражданским контролем, например за выборами, или только пенитециарной системой.

И наоборот: организации, не имеющие в общественном сознании гражданского статуса, могут совершать гражданские действия. Так, например, активную гражданскую роль сыграло Общество защиты прав животных, члены которого организовали массовые акции протеста в связи с привлечением к суду ветеринарного врача, пренебрегшего запретом использовать кетамин при лечении домашних животных. Таким образом, независимое объединение граждан, даже не имеющих общественно-политических целей, может начать играть гражданскую роль [См.: 3, С. 22–23].

По данным государственной статистики на 01.01.2008 численность НКО в России (за исключением органов государственной и муниципальной власти) составила 655 400 организаций. Увеличение числа НКО в России, которое наблюдалось к началу 2007 г., было стимулировано созданием Общественной палаты РФ и другими действиями государства, направленными на поддержку некоммерческих организаций (в том числе эти действия могли побудить и создание новых НКО с целью получения средств государственной поддержки). В свою очередь, некоторое сокращение числа НКО в России в 2008 г. (к началу 2008 г. количество НКО по сравнению с предыдущим годом уменьшилось на 3 %)объясняется повышением государственного контроля со стороны государственных органов в отношении НКО, а именно вступлением в силу и реализацией поправок в закон об НКО, ужесточающих порядок регистрации и отчетности некоммерческих организаций перед контролирующими и регистрирующими государственными органами [4].

В связи с внесением изменений в законодательство о некоммерческих организациях произошло существенное ужесточение государственного контроля за финансово-хозяйственной деятельностью некоммерческих организаций получающих или существующих на гранты иностранных фондов, и иностранных НКО, действующих на территории России. Существенно осложнится получение средств от зарубежных фондов. НКО и иные частные организации вынуждены официально регистрироваться, указывая, чем конкретно они намерены заниматься. Ведется контроль за тем, соответствует ли деятельность неправительственных организаций российскому законодательству. Закон, кроме того, предусматривает подробные отчеты не только об источниках финансирования, но и о том, как средства были истрачены [См.: 5].

Российские власти характеризовали свои действия желанием реформировать сектор НКО, чтобы сделать его более прозрачным. Однако многие в сообществе неправительственных организаций восприняли их как попытку еще больше осложнить их деятельность.

18 апреля 2010 года вступили в силу поправки в Федеральный закон «О некоммерческих организациях», которые ввели новое понятие «социально ориентированные НКО». Государство облегчит жизнь социально ориентированным НКО: тем, кто берет на себя часть государственных забот и приносит реальную пользу стране и ее гражданам. Такой статус могут получить некоммерческие организации, работающие на развитие гражданского общества, помогающие беженцам и вынужденным переселенцам, а также людям, пострадавшим во время стихийных бедствий или каких-то катастроф. Социально ориентированными могут быть признаны и НКО, охраняющие окружающую среду, оказывающие на безвозмездной или льготной основе юридическую помощь, занимающиеся благотворительной и просветительской деятельностью, пропагандирующие здоровый образ жизни. Впрочем, это еще не весь список. К тому же законопроект дает регионам право его пополнять, показывая местным НКО, где требуется их участие. Однако, как заметил председатель Комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Сергей Попов, «автоматом высокое звание социально ориентированной организация не получит, его надо будет заслужить». Поэтому разрабатывается процедура оценки деятельности НКО, будут вестись определенные реестры.

Уточняется, какие некоммерческие организации, даже занимаясь решением социальных проблем, не могут рассчитывать на статус социально ориентированных. Это госкорпорации, государственные компании, политические партии [6].

По данным опросов общественного мнения российские граждане продолжают видеть в общественных организациях номинальные структуры, а не реально действующие социальные институты [7, С. 128]. Неосведомленность населения о существующих в стране гражданских организациях и недоверие к ним обусловлены, прежде всего, тем, что их деятельность носит локальный характер. Эффективные гражданские ассоциации оказывают содействие в решении проблем конкретным людям или группам, но людей, подобной помощи не получавших, остается подавляющее большинство, и опыт НКО остается за пределами когнитивных горизонтов массового сознания.

Как отмечает А. Хлопин, в целом в России имеется множество активно действующих гражданских организаций, но нельзя назвать их сильными и влиятельными. Налицо отсутствие общественной потребности в объединении, несмотря на общий интерес каждой из них в отдельности влиять на принятие политических решений. Преобладают способы лоббирования скорее негласные, нежели легальные и публичные по характеру [См.: 8, С. 137].

Можно констатировать, что неправительственный сектор, несмотря на внешнюю массовость, еще не существует как единая сеть, а его институционализация, т. е. наработка практик и процедур горизонтального взаимодействия носит спонтанный, а во многих случаях – искусственный характер.




1. Алексеева Л. М. «Третий сектор» и власть / Л. М. Алексеева // Обществ. науки и современность. 2002. № 6. С. 52–58.

2. Сунгуров А. Классы некоммерческих организаций в контексте взаимодействия / А. Сунгуров // Гражданские инициативы и будущее России. / под ред. М.И. Либоракиной и В.Н, Якимца. М.: Школа культурной политики, 1997.

3. Шведов Г. Гражданское общество в России. Заметки практика / Г. Шведов // Гражданское общество: экономический и политический подходы. – М., Московский центр Карнеги, 2005. С.20-31.

4. Формируем целевой капитал некоммерческой организации // Справочник экономиста. 2010. № 5 (83) май.

5. Федеральный закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» от 14.01.06 года // Рос. газ. 2006. 17 янв.

6. Шкель Т. Государство поможет некоммерческим организациям и деньгами, и налоговыми льготами, и имуществом / Т. Шкель // Российская газета. №5137 (58) от 22 марта 2010 г.

7. Шабров О. Ф. Поговорим о гражданском обществе / О. Ф. Шабров. – М. : Ин-т Фонда «Общественное мнение», 2001. 215 с.

8. Хлопин А. Гражданское общество в России: идеология, утопия, реальность / А. Хлопин // Pro et contra. 2002. Том 7. № 1. С. 120 – 144.





© Коллектив авторов, 2011-2016, info@yazik.info