Язык. Культура. Общество. Сборник научных трудов. ISSN 2219-4266


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА       О СБОРНИКЕ             РЕДКОЛЛЕГИЯ                 АВТОРАМ                       АРХИВ                       РЕСУРСЫ                     КОНТАКТЫ          

Материалы II Международной научной конференции «Межкультурная коммуникация в современном обществе».
Саранск, 26.09.-31.10.2011 г.
(Язык. Культура. Общество. Выпуск 3. 2011 г.)


ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ЭТАП СТАНОВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ


Е. Н. Макшаева

Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск)



Гражданское общество в России есть результат развертывания во времени и пространстве довольно длительного, многоэтапного социально-исторического процесса. В нем можно выделить три основных этапа: 1) дореволюционный; 2) советский; 3) постсоветский (современный). В статье прослеживается зарождение и становление гражданского общества в дореволюционной России.


О значимости гражданского общества в современной России написано и сказано уже довольно много. Однако мнение, что за последние годы гражданское общество в ней развилось и окрепло, стало более зрелым и опытным, нередко соседствует с утверждениями о его крайней слабости или даже отсутствии.

Противоречия исторического развития российского государства определяют неоднозначность видения перспектив формирования гражданского общества. Мы можем констатировать, что историческое наследие несет в себе как значительные препятствия для него, так и его предпосылки. И. А. Ильин в свое время писал о тяжелом кресте «тройного бремени российской наследственности» («бремя земли», «бремя природы», «бремя народности»). Бескрайние неосвоенные просторы, неблагополучные климатические условия, этническая и конфессиональная гетерогенность российского социума неизбежно рождали особые условия формирования гражданского общества, но не в плане упразднения самих корней его возникновения, а скорее в аспекте конструирования его особого облика [См.: 1, С. 14].

Зарождение элементов гражданского общества восходит к IX – XII вв. Самоуправление, существовавшее в городских и сельских общинах Киевского, Новгородского и других княжеств Древней Руси, решительное сопротивление вольнолюбивых граждан как иноземным поработителям (с Запада, Юга и Востока), так и насильственному утверждению единогосударственных устоев на Руси, уже в те времена заложили многие специфические черты будущего гражданского миропорядка в России.

Мощная государственность все же была геополитической необходимостью и она постепенно утвердилась на евразийских просторах. Страна обрела форму великой империи, благодаря чему и выстояла в волнах нашествий на нее извне. Это предопределило еще одно существенное отличие формировавшегося российского общества: державность, жесткое доминирование верховной государственной власти над любыми общественными структурами и гражданскими образованиями. Как общинная замкнутость, так и самодержавная, барская жестокость тормозили становление структур гражданского общества, хотя и не могли остановить этот процесс.

Общество в России складывалось скорее как неустойчивое сословно-авторитарное, нежели как гражданское в современном его понимании. В нем не хватало двух важных социальных составляющих гражданского общества – личной свободы индивидов и правового равенства членов. Групповые и частные интересы различных слоев населения не находили ни ферментов, консолидирующих и кристаллизующих их, ни общественных форм для своего воплощения. И все же, как пишет А. Галкин, «именно на российских просторах возникло такое специфическое социально-политическое явление, как казачество, сформировавшееся за счет беглых крестьян, не желавших терпеть крепостнический гнет и создавших на рубежах России своеобразную форму самоуправляющихся демократических общин» [2, С. 17].

Таковы противоре¬чивая реальность России и материалы, из которых история в соответствующих условиях, в частности после отмены в 1861 г. крепостного права, начала строить адекватное нашей стране гражданское общество. Процесс пошел сравнительно быстро. На том этапе ряд существенных характеристик отличал совокупность, складывающихся в России, гражданских отношений от системы гражданского общества, к тому времени сформировавшегося на Западе. Речь идет не только о степени зрелости этих отношений, но и их составе, внутренних свойствах, характере взаимодействия между компонентами. Там гражданское общество формировалось в процессе борьбы «третьего сословия», «буржуазии», т. е. класса независимых собственников с государственной властью за ограничение ее полномочий и расширение прав гражданского общества. Здесь был сложный симбиоз всесильного государства с внешне покорным, но скрытно враждебным народом, официальное христианское смирение, традиционный общинный коллективизм в деревне и культ справедливости, а также склонность к бунтарству. Там развитая сеть гражданских ассоциаций, корпоративных союзов и объединений, действующих на базе разработанной системы законов и других нормативных регуляторов. Здесь практически никаких сформировавшихся гражданских структур, за исключением веры в спасительность исконного «мира», ячеек общины, бессильных против всевластия барина и чиновника (они и закон, и суд, и управа), но живучих, имеющих глубокие корни в гуще народа, опирающихся на его волю и нередко проявляющих упорство и смелость в защите интересов «мира».

Мы довольно значительно отставали от Западной Европы и по важнейшим параметрам развития человека как такового. «Среди них следует назвать: уровень распространения грамотности и доступность образования; интенсивность территориальной и социальной мобильности; плотность и регулярность социальных коммуникаций; степень секуляризации и т. п.» [3, С. 95].

Поэтому Запад был тем постоянным «раздражителем», который способствовал экономической и социально-политической эволюции России.

Складывавшееся на этой почве в России со второй половины XIX в. гражданское общество по социально-экономическому типу было незрелым буржуазным, с сильным влиянием сохранявшихся сословных и самодержавных порядков. Оно вбирало в себя как специфические дореформенные реалии, так и новые структуры, появившиеся в ходе реформ, проведенных после отмены крепостничества. Например, продолжали действовать рычаги сельской и городской общин, родовые, конфессиональные и клановые формы общественного самоуправления (особенно на национальных окраинах России), промысловые, транспортные и другие артели, всевозможные землячества.

Наряду с этим на фундаменте рыночной стихии, бурного роста промышленности и торговли, индивидуального крестьянского хозяйства и ремесленничества возникла широкая сеть предпринимательских, а позднее профессиональных и иных ассоциаций и союзов. Новые структуры образовались при проведении земской, судебной, административной, университетской, школьной и других реформ. Так появляются многообразные медицинские и благотворительные организации, которые действуют относительно автономно по отношению к органам государственной власти.

Немалозначимым был факт усложнения и духовно-интеллектуальной инфраструктуры общества: если к началу 1860-х гг. в стране насчитывалось около 20 тыс. лиц с высшим образованием, то к концу столетия высшими учебными заведениями гражданских ведомств было подготовлено уже около 85 тыс. человек, функционально готовых к интеллектуальному труду. Резко возросли тиражи книг (хотя большую часть их по-прежнему составляли литературные суррогаты). Существенным элементом развития гражданских отношений стала распространяющаяся сеть воскресных школ, независимых от государства [4, С. 255 – 256].

Крупным шагом на пути формирования гражданского общества было появление относительно самостоятельных от государства выборных органов местного самоуправления. В соответствии с реформой местного самоуправления (1864 г.) вводились выборные думы в городах и земствах - в территориях (губерниях, уездах). Выборное самоуправление в России существовало давно. В частности, со времен Екатерины II действовали выборные думы в городах. Однако они формировались на сословно-корпоративной основе.

Принципиально новым подходом реформ второй половины XIX в. было то, что думы и земства начали избираться гражданами, а не сословно-корпоративными органами. Участие в выборах принимали все сословия. Таким образом, ломалось сословно-корпоративное устройство российского общества и произошла частичная децентрализация государственной власти. Некоторые права от государственного аппарата перешли к органам самоуправления: они ведали делами местного значения, определяли смету доходов и расходов, определяли объекты строительства и ремонта, финансирования образовательных и лечебных заведений и т. д.

Определенный вклад в развитие гражданского общества в России внесла судебная реформа. Устанавливались равенство всех перед законом, разделение судебной и административной власти, несменяемость судей, независимость органов адвокатуры, гласность и состязательность судебного процесса, суд присяжных.

В конце XIX – начале XX в. богаче становилась и политическая жизнь российского общества. Необходимость защиты собственных политических интересов побудила различные классы и общественные группы России создавать политические партии и союзы. В этот же период рост рабочего движения привел к возникновению профессиональных союзов.

Царское правительство, наоборот, всеми средствами подавляло любые попытки общественных союзов и организаций расширить свое участие в управлении государственными делами. Была создана и функционировала огромная система политического сыска, которая надзирала за всем, что происходило в стране.

Политическими последствиями модернизации стало обсуждение возможности ограничения самодержавия. Так, Б. Н.Чичерин в книге «Россия накануне двадцатого столетия» писал, что главное зло, нас разъедающее, заключается в безграничном произволе, царствующем всюду, и в той сети лжи, которой сверху донизу опутано русское общество. Корень того и другого он видел в бюрократическом управлении, которое, не встречая сдержек, подавляет все независимые силы и захватывает власть в свои руки.

Возвратиться к нормальному порядку, по его мнению, можно, только положив предел бюрократическому произволу. Но ограничить бюрократию невозможно, не коснувшись власти, которой она служит орудием и которая еще чаще служит ей орудием, – неограниченной власти монарха. «…Неограниченная власть, составляющая источник всякого произвола, должна уступить место конституционному порядку, основанному на законе… Пробудится ли в ней сознание этого высокого назначения?... » [5, С. 42].

Несовпадение интересов общества и власти, а также несоответствие реальных возможностей экономической системы (отсутствие равномерного распределения результатов экономического роста по территории страны и среди основных социально-политических сил) возраставшим запросам населения привели к росту политической напряженности и обострению конфликтов.

Развитие России в период до октября 1917 г. можно рассматривать как поступательный процесс изменения гражданских отношений, проходивший в режиме непрекращавшегося противоборства общества и государства (в форме самодержавия).

Таким образом, становление гражданского общества, хотя и гораздо менее выраженное, чем на Западе и запоздалое, происходило и в дореволюционной России.




1. Лопата П. Проблемы становления гражданского общества в России / П. Лопата, Е. Порохнюк // Диалог. 2000 . № 1. С. 8 – 21.

2. Галкин А. Гражданское общество и демократия / А. Галкин, Ю. Красин // Обо¬зреватель. 1998. №10. С. 15-23.

3. Володин А. Г. Гражданское общество и политика в России: смена парадигмы / А. Г. Володин // Полит. исслед. 1998. № 6. С. 92 – 102.

4. См.: Лейкина-Свирская, В. Р. Интеллигенция в России во второй половине XIX века / В. Р. Лейкина-Свирская. – М. : Мысль, 1971. 368 с.

5. Чичерин Б. Н. Россия накануне двадцатого столетия / Б. Н. Чичерин // Новое время. 1999. № 4. С. 41 – 42.





© Коллектив авторов, 2011-2016, info@yazik.info