Язык. Культура. Общество. Сборник научных трудов. ISSN 2219-4266


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА       О СБОРНИКЕ             РЕДКОЛЛЕГИЯ                 АВТОРАМ                       АРХИВ                       РЕСУРСЫ                     КОНТАКТЫ          

Материалы II Международной научной конференции «Межкультурная коммуникация в современном обществе».
Саранск, 26.09.-31.10.2011 г.
(Язык. Культура. Общество. Выпуск 3. 2011 г.)


ПРИРОДА ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ С ПОЗИЦИЙ ОРГАНИЦИСТСКОГО ПОДХОДА


А. В. Логинов

Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск)



В статье нашло отражение рассмотрение природы политической культуры с позиций органицистского подхода; дается определение данного подхода; рассмотрено его соотношение с системным подходом. В заключении делается вывод о том, что широкое применение предложенного методологического инструментария в политической науке позволит переориентировать научное сообщество на комплексное исследование внутрисистемных причинно-следственных взаимосвязей.


В условиях всевозрастающих глобальных социальных рисков и неопределенности моделей дальнейшего развития политической системы актуализируются вопросы разработки теоретико-прикладных конструкций, способных панорамно представить все составляющие современной политической системы. Выполнение данной задачи невозможно осуществить, опираясь на имеющиеся в политической науке современные дефиниции системного подхода. Мы полагаем, что в рамках политической науки необходимо дальнейшее совершенствование системной методологии.

Следует признать, что кибернетическая парадигма, несмотря на все усовершенствования, сделанные исследователями на протяжении десятилетий, по-прежнему имеет один ключевой недостаток – невнимание к динамическим аспектам политического процесса; она не дает представления о том, как развиваются эти процессы во времени и в пространстве. Концепция исследования влияния времени на политический процесс в современной политологии остается практически не разработанной. Очевидно, что системным трактовкам кибернетического типа не хватает органичности, т.е. связи с процессами, протекающими в живых системах.

Между тем подобные параллели можно и нужно выявлять в системе социального организма, потому что именно внешний, кажущийся отрыв от природы и привел человека к потере ориентиров в движении по траектории социального развития в настоящее время. Если пытаться наводить порядок в социальном организме или лечить больного человека, не соотносясь с законами, которые установлены в природном мире, если не использовать за образец устройство Земли и процессов, которые на ней протекают тысячелетиями, то будет нанесен только вред и невозможно будет справиться с самыми простыми задачами.

Интегральным аспектом органицизма в политической науке выступает понимание самой политики как органической составляющей, имеющей свои аналоги в живой природе и потому построенной в соответствии с принципами функционирования живых систем.

В «Большом толковом социологическом словаре терминов» мы находим следующее определение: «Органицизм – (от греч. – organifcos – органический) – англ. organicism; нем. оrganizismus. Методологическая ориентация, которая в отличие от атомизма и механицизма объясняет природные и социальные явления по аналогии с организмом или организацией, как неразложимое целое… В современной социологии органицизм имеет более сложные формы и отражает сближение биологии с общественными науками… Современная наука признает некоторое сходство между обществом и организмом. Но между ними существуют и принципиальные различия, что исключает прямые аналогии» [1].

С позиций данной методологической ориентации попытаемся рассмотреть природу и содержание одного из базовых феноменов политической системы – политическую культуру.

Политическая культура общества – это аналог пищеварительной подсистемы в организме человека. Поскольку природа данной подсистемы соответствует соединению творческого принципа и принципа сохранения, то и в политической культуре в определенной цивилизационно обусловленной спецификации присутствуют проявления соответствующие природе данных принципов.

Так, А. И. Соловьев справедливо отмечает: «В настоящее время в политологии сложилось три основных подхода в трактовке политической культуры. Одна группа ученых отождествляет ее со всем субъективным содержанием политики, подразумевая под ней всю совокупность духовных явлений (Г. Алмонд, С. Верба, Д. Дивайн, Ю. Краснов и др.). Другая труппа ученых видит в политической культуре проявление нормативных требований (С. Вайт) или совокупность типичных образцов поведения человека в политике (Дж. Плейно). В данном случае она предстает как некая матрица поведения человека (М. Даглас), ориентирующая его на наиболее распространенные и обществе нормы и правила игры и, таким образом, как бы подтягивающая его действия к сложившимся стандартам и формам взаимодействия с властью.

Третья группа ученых понимает политическую культуру как способ, стиль политической деятельности человека, предполагающий воплощение его ценностных ориентации в практическом поведении (И. Шапиро, П. Шаран, В. Розенбаум). Такое понимание раскрывает практические формы взаимодействия человека с государством как выражение им своих наиболее глубинных представлений о власти, политических целей и приоритетов, предпочтительных и индивидуально освоенных норм и правил практической деятельности. Характеризуя неразрывную связь практических действий человека в сфере власти с поиском своих политических идеалов и ценностей, политическая культура интерпретируется как некая постоянно воспроизводимая на практике духовная программа, модель поведения людей, отражающая самые устойчивые индивидуальные черты повеления и мышления, не подверженные мгновенным изменениям под влиянием конъюнктуры или эмоциональных переживаний» [2, С. 373-374].

Выражая …”генетический код” народа, его дух в символах и атрибутах государственности (флаге, гербе, гимне), политическая культура по-своему интегрирует общество, обеспечивает в привычных для людей формах стабильность отношений (выделено нами. – А.Л.) элитарных и неэлитарных слоев общества» [2, С. 375].

Следуя концепции инь-ян (кит.), любая подсистема внутри себя и по отношении к другим подсистемам структурируется двумя составляющими внешней (ян) и внутренней (инь). Эта закономерность применима и к политической культуре. «Учитывая особую роль государства и других политических институтов в воспроизводстве образцов политического мышления и поведении, в науке различают также официальную (внешнюю. –А. Л.), поддерживаемую институтами государства, и реальную (внутреннюю. – А.Л.) политическую культуру, воплощающую ценности и соответствующие им формы практического поведения большинства или значительной части населения. Так, в ряде стран Восточной Европы, где идеи социализма в значительной мере внедрялись под давлением государства, при первых же демократических преобразованиях (“бархатных революциях”) они уступили место официальных показателей приверженности этих стран марксизму-ленинизму реальным ориентирам и ценностям граждан» [2, С. 381].

Политическая культура общества имеет схожую природу с политической стабильностью. Таким образом, политическая культура представляет собой некий центр, комбинирующий в себе творческое и охранительное начала: «…политическая культура способна порождать новые, нетрадиционные для общества формы социальной и политической жизни … комбинировать элементы прежнего и перспективного политического устройства» [2, С. 377].

Одновременно политическая культура не обладает постоянной природой. Она проходит (движется) во времени через все политические циклы, обретает свое место в связи с тем, что стремится уравновесить индивидуальные черты поведения и мышления, закрепляя устоявшиеся в социуме нормы в традициях взаимоотношения государства и общества. Политической культуре неблагоприятны как избыточность, так и недостаточность. «Политическая культура – это органически присущая обществу характеристика его качественной целостности, проявляющаяся в сфере публичной власти. Рационально обобщая описанные подходы, политическую культуру можно определить как совокупность типичных для конкретной страны (группы стран) форм и образцов поведения людей в публичной сфере, воплощающих их ценностные представления о смысле и целях развития мира политики и закрепляющих устоявшиеся в социуме нормы и традиции взаимоотношения государства и общества» [2, С. 375].

Политическая культура вмещает в себя политические традиции и образцы поведения, характерные для всех предшествующих политических циклов, поэтому «тело» политической культуры способно совмещать пустоту и наполненность. Материальная составляющая политической культуры включает в себя рассеяние и удерживает полноту: «…политическая культура способна сужать или же расширять зону своего реального существования» [2, С. 375].

Для раскрытия природы политической культуры позволим себе применить образные теоретические аналогии органицистского подхода.

Как было отмечено выше, по функциональному назначению политическая культура подобна пищеварительной системе в организме человека. Она переваривает сложившиеся представления о ценностях. Система ценностей во многом продиктована господствующей идеологией. Органичная идеология, в свою очередь, имеет обыкновение опираться на культурные архетипы народа. Политическая культура выполняет функцию политической социализации, в процессе которой осуществляется «усвоение человеком требований статусного поведения, культурных ценностей и ориентиров, который ведет к формированию у него свойств и умений, позволяющих адаптироваться в конкретной политической системе и выполнять в ней определенные функции» [2, С. 387].

Политическая культура по качеству дэ (с кит. – добродетель) соотносится с верой. Функцией веры заключается в том, чтобы передать обществу систему ориентиров. В. Розенбаум справедливо полагает, что ориентации людей относительно политической системы есть «базовые компоненты политической культуры» [Цит. по: 2, С. 378].

Политическая культура по своей природе представляет собой «политический аналог духовной веры». При достаточной сбалансированности ее компонентов может выполнять весьма важную для всей политической системы стабилизирующую функцию. Этот компонент формирует некий «стержень политической системы», на который опираются иные базовые составляющие политической системы: ресурсы власти, политические лидеры, идеология, политический режим. Для рядового обывателя «политическая вера» предстает как слагаемое целого ряда компонентов.

«Политические ориентиры и ценности могут структурировать политическую культуру и с учетом их различного значения и роли для формирования политической деятельности человека. В этом смысле могут выделяться мировоззренческие, гражданские и собственно политические ценности.

Так, ценностная ориентация человека на мировоззренческом уровне встраивает представления о политике в его индивидуальную картину мира, индивидуальное восприятие жизни. Это заставляет его соотносить свои нравственно-этические представления (о добре, смысле жизни) с особенностями политической сферы, формировать представления о роли политики в достижении им своих главных жизненных целей. В рамках гражданских ориентиров человек осознает свои возможности как участника публичных отношений, в которых действуют особые органы и институты (органы государственного управления, суд и др.), чья деятельность влияет на наличие и реализацию его прав и свобод. С точки зрения собственно политических представлений человек вырабатывает свое отношение к практическим формам деятельности конкретного) правительства, партий, официальных лиц и т.д.» [2, С. 378-379].

Политический режим расходует энергию политической культуры. Если выразиться точнее, политический режим «питается» политической верой общества. Расцвет режима приводит к постепенному опустошению политической веры. Когда же вера в режим окончательно утрачивается, то происходит распад. Если господствующая идеология слишком радикальна, то происходит раскол и поляризация политической культуры. В результате «ее ведущие сегменты противоречат друг другу по своим базовым и второстепенным ориентирам» [2, С. 385].

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что широкое применение методологического инструментария органицистского подхода в политической науке позволит переориентировать научное сообщество на комплексное исследование внутрисистемных причинно-следственных взаимосвязей, благодаря воссозданию которых можно достичь панорамного видения политической обстановки. Последнее качество нам представляется весьма актуальным для современной науки.

Через органичное знание и осмысление природных универсалий наука в будущем естественным путем может подойти к осмыслению «морального закона», лежащего в основе функционирования живых систем. В данном контексте у политической науки выявляется и стратегический аспект. На этой основе политическая наука вернет себе утраченную во времени нормативную составляющую и сможет перенацелить политическую элиту на достижение «общего блага»; улучшить общество и изменить мир.




1. Большой толковый социологический словарь терминов [Электронный ресурс]. URL: http://www.onlinedics.ru/slovar/soc/o/organitsizm.html (дата обращения: 02.10.2011).

2. Соловьев, А. И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для вузов / А. И. Соловьев. М.: Аспект Пресс, 2001. 559 с.





© Коллектив авторов, 2011-2016, info@yazik.info