Язык. Культура. Общество. Сборник научных трудов. ISSN 2219-4266


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА       О СБОРНИКЕ             РЕДКОЛЛЕГИЯ                 АВТОРАМ                       АРХИВ                       РЕСУРСЫ                     КОНТАКТЫ          

Материалы II Международной научной конференции «Межкультурная коммуникация в современном обществе».
Саранск, 26.09.-31.10.2011 г.
(Язык. Культура. Общество. Выпуск 3. 2011 г.)


КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ И МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ Т. С. ЭЛИОТА В МИРОВОМ КУЛЬТУРНОМ НАСЛЕДИИ


Е. Ф. Черемушкина

Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск)



В статье рассматриваются культурологические и философские идеи Т. С. Элиота, нашедшие свое отражение в его литературном творчестве и представляющие интерес для общеевропейского культурного пространства.


Имя Т. С. Элиота (1888–1965), крупнейшего англо-американского поэта, литературного критика, культуролога и философа, обратило на себя внимание в начале 1920-х гг. ХХ в., когда известный драматург и публицист приобрел авторитет «культурного мага», исповедующего знаменитое кредо: «классицист в литературе, роялист в политике, католик в религии».

Основанием подобной известности послужили многочисленные публикации Элиота, представляющие не только литературный, но и. Прежде всего, это поэмы «Бесплодная земля» («The Waste Land», 1922)., представляющая собой нечто вроде завещания отчаявшегося и разуверившегося во всем человека и «Пепельная среда» («Ash Wednesday», 1930), основная мысль которой заключается в том, что повседневное страдание может оказать искупительное, очищающее воздействие на душу человека. Идеи поэм была восприняты как приговор послевоенной европейской культуре и выражение разочарования в общественных идеалах. Поэтические и драматические произведения Элиота стали художественным воплощением европейского сознания. В них воссоздаются общие для запада культурные парадигмы и художественные модели, пересекаются, взаимодействуют различные культурные слои, относящиеся к разным эпохам и национальным вариантам традиции, сознательно встраиваемые автором в общий текст культурной памяти.

Вопрос о взаимодействии культуры и религии определил одно из основных направлений социокультурной критики Элиота. Поскольку европейская культура генетически связана с христианской религией, это родство нельзя игнорировать, считал Элиот. Он был одним из тех, кто попытался обосновать необходимость обращения к догматам христианской веры в жизни и искусстве. Категория «религиозности» литературы по Элиоту носит универсальный характер, основываясь на понимании религии как «аспекта человеческого духа», как субстанции, определяющей бытие вообще. Проблему взаимодействия литературы и религии, поставленную в эссе «Религия и литература» («Religion and Literature»), Элиот разрабатывает и углубляет в других литературно-критических исследованиях. Его программными работами стали «Идея христианского общества» («The Idea of a Christian Society», 1939) и «Заметки к определению понятия “культура”» («Notes towards the Definition of Culture», 1948). Человек, согласно Элиоту, подчинен порядку вещей в мире, центром которого является Бог. Возможность спасения человека заложена в постижении объективных духовных ценностей, в его смирении перед величием высшего разума, внутреннем покое.

Политические события в Европе конца 1930-х гг. заставляют Элиота всерьез задуматься над социальными, политическими и нравственными проблемами, стоящими перед цивилизацией. Он приходит к выводу, что демократические общества и их идеалы лишены подлинно духовных оснований. Их политика, как внешняя, так и внутренняя, аморальна, ибо она подчинена сиюминутной выгоде и мелким политическим амбициям. Он считает, что к упадку западную цивилизацию привел либерализм, (т.е. «анархия в обществе»), отрицавший дисциплину и незыблемые духовные ценности. Либерализм привнес, по мнению Элиота, в европейскую мысль переоценку возможностей человеческого «я» и фактически низвели идею Бога до произвольно конструируемой структуры.

Важнейшей в эссеистике Элиота становится идея единства мировой культуры. Изучая историю европейской поэзии, он пришел к выводу, что в ней тесно переплетаются нити взаимных влияний. Отсюда Элиот делает вывод: мы не сможем понять ни одну из европейских литератур, не узнав, как следует другие. Согласно его убеждению, для здоровой европейской культуры требуются два условия: 1) культура каждой страны должна быть неповторимой; 2) различные культуры должны понимать свою взаимосвязанность.

Культура, считал Элиот, это открытость: иным влияниям, иным мнениям, внешним и внутренним воздействиям, взаимообмен искусств и идей, полноценный культурный диалог.

Для Элиота такие понятия, как «ценность», «классика», «мера», «духовные и художественные ориентиры», являлись органичными факторами механизма существования культуры. В его понимании развитие культурного процесса не может быть осмыслено вне этих категорий. Так, проблема ценности литературного произведения является одним из важных аспектов его теории традиции. Для Элиота понятия «традиция» и «классика» неразрывно связаны, появление значительной художественной индивидуальности не представляется возможным без опыта и трудов нескольких поколений предшественников.

Элиот не скрывал элитарности своих взглядов: сохранение культуры зависит от сравнительно узкого круга интеллигенции, способной выразить себя. Всегда должен существовать небольшой авангард людей, восприимчивых к поэзии, которые независимы и опережают свое время. Развитие культуры не означает, что все поднимаются на верхнюю ступень. Оно означает поддержание такой элиты, за которой следует основной, более пассивный отряд читателей, отстающих от нее не более чем на одно поколение.

Одной из функций традиции является дистилляция, приводящая к выделению «верхнего» ряда художников, чьи имена сохраняются в культурной памяти на всем протяжении существования той или иной традиции. Вместе с тем Элиот с интересом наблюдал за развитием современной популярной культуры: мюзик-холла, цирка, кукольного театра, пантомимы, джазовой музыки, комического кинематографа, анимации и т. п. Влияние низовой культуры проявляется во многих его произведениях. Так, он часто вставляет строчки из популярных песен в свои стихи, герои его ранней поэзии напоминают актеров-комиков, маски комедии «дель арте», марионеток, персонажей кукольного театра. Реализацией стремления к созданию простой, понятной, популярной поэзии стал сборник «Популярная наука о кошках, написанная старым Опоссумом» («Old Possum's Book of Practical Cats», 1939). Этот цикл из пятнадцати стихотворений о котах и кошках, написанный в лучших традициях английской юмористики, долгое время считался второстепенным на фоне серьезных, не всегда простых для восприятия сочинений поэта, однако именно благодаря этой книге Элиот вошел в историю мирового шоу-бизнеса. Книга Элиота стала основой для всемирно известного мюзикла «Кошки». В 1983г. (посмертно) он был удостоен премии «Тони» за лучшее либретто мюзикла.

Таким образом, в начале ХХ в., в новой социокультурной ситуации Т.С.Элиот сделал попытку обратить внимание общества на наличие реальности, объективной и независимой от субъекта, в основе кото¬рой лежат абсолютные, метафизические ценности, выражающиеся в прин¬ципах «функциональной традиции» и «деперсональности» искусства. Романтическому духу и либерализму с его хаосом, анархией, субъективностью Элиот противопоставил классический идеал, ориентирующий на единую норму и традицию, позволяющие сохранить культурное наследие при всей открытости внешним и внутренним влияниям, вести полноценный диалог, не исключающий трансформации популярных форм в традиционно элитарных видах искусства.




1. Ушакова, О. М. Т. С. Элиот и европейская культурная традиция = T. S. Eliot and Еuropean cultural tradition : T. S. Eliot and Еuropean cultural tradition / Ушакова О. М. ; Рос. Федерация, М-во образования и науки, Тюм. гос. ун-т. – Тюмень: Изд-во Тюм. гос. ун-та, 2005.

2. Eliot, T. S. Selected Essays / T. S. Eliot. – L.: Faber & Faber, 1963.





© Коллектив авторов, 2011-2016, info@yazik.info