Язык. Культура. Общество. Сборник научных трудов. ISSN 2219-4266


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА       О СБОРНИКЕ             РЕДКОЛЛЕГИЯ                 АВТОРАМ                       АРХИВ                       РЕСУРСЫ                     КОНТАКТЫ          

Материалы II Международной научной конференции «Межкультурная коммуникация в современном обществе».
Саранск, 26.09.-31.10.2011 г.
(Язык. Культура. Общество. Выпуск 3. 2011 г.)


ГОРОД КАК КУЛЬТУРНЫЙ ТЕКСТ В ТВОРЧЕСТВЕ А. Ф. КОСЕНКОВА: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К АНАЛИЗУ


А. И. Николаев

Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск)



Творческая личность А. Косенкова соединяла в себе разнополярные, на первый взгляд, плоскости. Строитель по призванию и профессии, он продолжал созидание в своем литературном творчестве, основу которого составляли люди, события, факты города, который он создавал. Культурно-исторический организм, представленный в прозе Косенкова, находится в постоянном развитии: являясь продуктом жизнедеятельности многих тысяч людей, он одновременно сам влияет на формирование их мировоззрение и способ жизни.


Александр Фомич Косенков известен в Мордовии как строитель, прошедший путь от мастера до начальника стройтреста, чьими руками построена столица республики – Саранск 50–80-х годов ХХ века, и как талантливый писатель, из числа тех, кого называли «самодеятельный автор».

Фигура Косенкова была зримым воплощением мечты советских философов о человеке, способном гармонично сочетать «производственные функции» и «эстетику и творчество» [1, С. 138 – 139]. Перу А. Косенкова принадлежит более десятка повестей, новелл, рассказов, основными сюжетами которых были события, связанные со строительством (реальным и метафорическим), героями – люди труда, а местом действия – город, который возводили. Город, создававшийся реальным каждодневным трудом мастера-строителя, представал и как литературный текст, и как определяющий контекст биографии автора и его героев. Известно определение Л.Н.Толстым искусства как деятельности человеческой, состоящей в том, что один человек сознательно, «известными внешними знаками» передает другим испытываемые им чувства, а другие люди заражаются этими чувствами и переживают их. «Известными внешними знаками» А. Ф. Косенкова становится провинциальный город как культурный текст.

Александр Фомич отдавал писательству время, силы и талант, не рассматривая творчество как заполнение досуга. Это было реализацией постоянной внутренней потребности, характерной для подлинных талантов, вторым призванием.

Редкое сочетание в одной личности созидателя литератора и строителя, «позиция внутринаходимости», делают наследие Косенкова уникальным источником изучения социокультурного облика провинциального города 1950 – 80-х годов, каковым являлся Саранск: городской культуры, образа жизни малого города, социокультурных портретов, социальных срезов, духовной атмосферы, культурного ландшафта и пр.

Культурологические задачи изучения наследия А. Ф. Косенкова предполагают определение теоретических подходов к анализу творчества и городского ландшафта как его естественного контекста в генетическом единстве.

Междисциплинарность, характерная для культурологического знания, дает возможность использовать при изучении такие подходы как феноменологический, позволяющий выявить преломление макрохарактеристик культуры в локальных феноменах, в частности творчестве Косенкова, архитектурно-градостроительный подход, который рассматривает город как своеобразный культурный текст [2].

Культурология города и личности как продукта и творца города весьма основательно изучена в трудах И. М. Гревса и Н. П. Анциферова начала ХХ века. Ученые определили город как культурно-исторический организм, сложный комплекс тесно взаимосвязанных и взаимозависимых культурных образований. Н. П. Анциферов описал образ города через понятие «гений места», как архетип пространства. Ученый сформировал устойчивое отношение к образам городского пространства в контексте литературы (город Пушкина, город Достоевского и др.), что весьма эффективно при изучении творчества человека, буквально создававшего пространство города [3].

Вопросы культурного пространства провинции и, как частности, провинциального города разработаны в трудах В. Л. Каганского. Провинция, по словам ученого, представляет собой ландшафтную полицентричную среду, центры различных районов которой функционально дополняют друг друга и между ними существует разделение труда и функций. В провинции доминируют и играют ведущую роль внутренние, местные элементы, как природные, так и культурные, которые продуктивно взаимодействуют, а не конфликтуют; и смежные зоны природного и культурного ландшафта взаимодополняются и взаимообогащаются. В этом специфика культурного ландшафта провинции, по мнению В. Л. Каганского. Ученый замечает, что провинция - это единственная зона культурного ландшафта, которая имеет возможность длительного автономного существования, т. к. обладает культурными механизмами самовоспроизведения большой полноты [4].

Применение системно-синергетического подхода позволяет изучить город Косенкова как открытую систему, в рамках которой город обретает свой целостный и конкретный культурный облик, благодаря превращению духовных качеств горожан в предметное бытие городской среды и творимых в ней продуктов материального (в нашем случае – жилые дома, административные и учебные здания), духовного и художественного производства (в нашем случае – литературные произведения), а затем преобразованию опредмеченного в них содержания в духовные качества горожан (М. С. Каган) [5]. Культурологическое изучение наследия А. Ф. Косенкова опирается на концепцию города как «концентрированного выражения культуры, территориального сгустка различных сфер человеческой деятельности»: в нём человек живёт, работает, саморазвивается и самореализуется как личность в социальном, психологическом и метафизическом планах [6, С. 6].

Задачи исследования сделали весьма эффективными применение подходов семиотики, которая трактует город как знаковое пространство (работы Д. С. Лихачева, Ю. М. Лотмана, З. Г. Минц, В. П. Топоров, Б. А. Успенский и др.) В трудах сторонников этой теории сформирована текстовая модель города.

Объектом семиотики выступает литература о городе, а наиболее значимыми понятиями: текст, символ и миф.

Ю. М. Лотман, выделяя особую семиотическую функцию города, формируя представление о нем как о знаковом пространстве: закрепленной в социальных знаках информацией о различных аспектах человеческой жизнедеятельности, т.е. является текстом, как и любая производственная структура [7, С. 399]. Ученые представили в своей теории город в качестве текста культуры, указав на его тотальный характер. Данный текст может существовать в различных проявлениях: художественном (литературном, архитектурном, музыкальном, ландшафтном, живописном, скульптурном), производственном, бытовом фольклорном и т. д. Городской текст, как отмечает В. Н. Топоров, это то, что город сообщает о себе сам на неофициальном языке, негромко, без амбиций. Это самодостаточные тексты, составляющие особый круг, и их авторы знают, что необходимая им информация не может быть переведена на официальный язык высокой культуры [8, С. 368].

Для нас важен ввод сторонниками семиотической теории не только понятий «направленность пространства», «сценичность пространства», «символичность пространства», «пространственная семиотика города», «топохрон культуры города», «философия города» но и субъектности «точки зрения некоторого идеального наблюдателя» (автора Косенкова) [8, С. 325].

Сторонниками семиотической теории текст отождествляется с самим городом, что абсолютно для произведений А. Ф. Косенкова. Они предлагают воспринимать город в качестве сложного семиотического механизма, генератора культуры [9]. Ученые подчеркивают единство городского пространства и времени, а также включенности в это пространство жизни человека, которая существует неотделимо от пространства и проживает его во времени. Городским текстом, сторонники семиотической теории называют то, что город сообщает о себе сам на неофициальном языке мифов, легенд, самодеятельного творчества разного уровня и жанра, негромко, без амбиций. Это самодостаточные тексты, составляющие особый круг [8, С. 368].

В работах последнего десятилетия важным направлением семиотики города является обращение к «духу места» [9]. Понятие «дух места» отражает, по мнению авторов индивидуальность конкретного города или региона. «Дух места» - такие понятие, как ландшафт, архитектура, человек, вписаные в исторический контекст. Город во все времена оформлялся согласно месту, а человек обязательно определял универсальные компоненты ландшафта и с их помощью создавал образы-ориентиры места.

Таким образом, мы предприняли обзор наиболее продуктивных методологических подходов, способствующих осмыслению литературного наследия самобытного писателя А. Ф. Косенкова, как источника изучения и понимания городской культуры периоды роста малых городов российской провинции.




1. Коган Л. Искусство и мы. - М.: «Молодая гвардия», 1970.- 272 с.

2. См.напр: Глазычев В.Л. Дух Места // Освобождение духа / под ред. А. А. Гусейнова, В. И. Толстых. - М.: Политиздат, 1991. — С. 138-168; Кириченко Е. И. Сакральный, государственный и социальный аспекты в градостроительстве (Россия XVIII - начала XX в.)// Город и искусство: субъекты социокультурного диалога / сост. Степугна Т.В. -М.: Наука, 1996. - С. 92-103; Лаппо Г.М. Города на пути в будущее - М.: Мысль, 1987.-236 с.; Посохин М. В. Город для человека - М.: Новости, 1973.- 131 с.; Саликов Г. Т. Один из взглядов на развитие городской среды // Памятники Отечества. - 1984. - № 1 (9). - С. 84-86 и др.

3. Анциферов Н. П. Пути изучения города как социального организма.Опыт комплексного подхода. - Л.: Сеятель, 1926. - 151 с.

4. Каганский, В. Россия. Провинция. Ландшафт / В. Каганский // Культурный ландшафт и советское обитаемое пространство: сб. ст. - М.:Новое литературное обозрение, 2001. - 576 с.

5. Коган М. С. Культура города и пути ее изучения //Город и культура: сб. науч. тр. - СПб., 1992. - 134 с.

6. Ершов М. Ф. Город и провинция: историко-теоретические пролегомены // Социокультурное пространство сибирского города: история и современность: сб. науч. ст. - Ханты-Мансийск, 2007. — Вып.1. — С. 4 25. —

7. Лотман Ю. М. Семиосфера. - СПб.: Искусство.- СПБ, 2000. - 704 с.

8. Топоров, В. Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ. Исследования в области мифопоэтического: избранное — М: Прогресс. Культура, 1995. — 621 с.

9. Сайко, Е. А. Социокультурный портрет российской провинции Серебряного века // Культур-диалог философии и искусства в эпоху Серебряного века. - М.: Изд-во РАГС, 2004. - С. 15-18.

10. См. напр.: Глазычев, В. Л. Дух Места // Освобождение духа / под ред. А. А. Гусейнова, В. И. Толстых. - М.: Политиздат, 1991. — С. 138-168; Он же.: Мир архитектуры (лицо города) - М.: Молодая гвардия, 1990. - 350 с.; Дэй, К. Места, где обитает душа: Архитектура и среда как лечебное средство - М.: Ладья, 2000. - 280 с.; Норберг-Шульц, К. Жизнь имеет место/ пер. с англ. В. Иовлев // Architecton. - 1995. - № 1,2. - С. 56-74.





© Коллектив авторов, 2011-2016, info@yazik.info