Язык. Культура. Общество. Сборник научных трудов. ISSN 2219-4266


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА       О СБОРНИКЕ             РЕДКОЛЛЕГИЯ                 АВТОРАМ                       АРХИВ                       РЕСУРСЫ                     КОНТАКТЫ          

Материалы II Международной научной конференции «Межкультурная коммуникация в современном обществе».
Саранск, 26.09.-31.10.2011 г.
(Язык. Культура. Общество. Выпуск 3. 2011 г.)


К ВОПРОСУ О ПУТЯХ РЕИНТЕГРАЦИИ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОГО И ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНОГО ЗНАНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ


А. А. Сомкин, О. А. Данилова, Т. П. Суродеева

Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск)



В статье анализируются перспективы интеграции естественных, гуманитарных и общественных наук и связанные с этим процессом проблемы формирования современной общеметодологической парадигмы научного познания.


Как известно, процесс формирования отдельных научных дисциплин происходил в результате отграничения предмета одной науки от предмета других наук. Процесс этот носил изоляционистский характер, так как, отпочковываясь от системы «протознания», элементы науки (отдельные дисциплины) становились самодовлеющими в своей автономности: естественные связи между ними нарушались, структурные взаимодействия исчезали.

Эта тенденция специализации была ведущей вплоть до XIX века, когда возникла реальная угроза кризиса единства науки. Именно в этих условиях известное кантовское противопоставление природы (как «царства чистых законов») и человека (в качестве «свободного» творца мира духовных ценностей) возводится в принцип, а «науки о культуре» (Г. Риккерт) или «науке о духе» (В. Дильтей) не просто отделяются от «наук о природе», но и противопоставляются им по всем важнейшим параметрам и критериям научности.

Вот характерное наблюдение, сделанное известным русским философом С.Л. Франком: «Современное сознание в отличие от античного – до самых последних своих корней проникнуто глубочайшей двойственностью: двойственностью между миром природы и миром культуры» [14, С. 201] (курсив наш. – А. С., О. Д., Т. С.). Именно под знаком этого раскола и осуществлялись поиски новых путей формирования наук о человеке и обществе на протяжении всего ХХ столетия.

Предварительно здесь следует вспомнить о трёх этапах в развитии соответствующих процессов в науке: 1) возникновение целостной системы знаний в античную эпоху (в форме философского знания); 2) постепенная дифференциация наук и их обособление вплоть до возникновения кризиса единства науки (до XIX века); 3) начало интеграции наук и преобладание этого процесса в современных условиях.

В настоящее время выделяют три группы наук – социогуманитарные, естественные и инженерно-технические. Основное отличие гуманитарных дисциплин от естественнонаучных заключается в направленности первых на раскрытие внутреннего духовного мира при изучении человека и личности. Эта ориентация реализуется (в противоположность естественнонаучному анализу природных фактов) посредством особого герменевтического метода. «Гуманитарные науки, – писал выдающийся отечественный мыслитель М.М. Бахтин, – науки о человеке в его специфике, а не о безгласной вещи в естественном явлении. Человек в его человеческой специфике всегда выражает себя (говорит), т.е. создает текст (хотя бы и потенциально). Там, где человек изучается вне текста и независимо от него, это уже не гуманитарные науки (анатомия и физиология и др.)» [3, С. 477-478]. Следовательно, текст, заключает он, есть «первичная данность (реальность) и исходная точка всякой гуманитарной дисциплины» [там же, С. 484]. В качестве такого текста могут выступать: устная или письменная речь, мимика человека, танец, песня, художественное произведение, научная монография или историческое событие.

Данное утверждение относится и к философии, которая имеет дело, преимущественно, с философскими текстами разных исторических периодов и концептуальных направлений. Этим объясняется её неустранимая плюралистичность (наличие разных, иногда альтернативных учений) и диалогичность (отношения диалога или научного спора между разными учениями и людьми, их изучающими). Каждая историческая эпоха рождает возможность и потребность нового прочтения известных текстов. Новое вносит и человек (личность), их познающий и ведущий с ними свой «внутренний» диалог. Этот диалог потенциально никогда не может быть завершён (М.М. Бахтин [2, С. 363]).

Важность диалога в социогуманитарных исследованиях трудно переоценить. «Не будет преувеличением сказать, – отмечают в своей работе А.М. Коршунов и В.В. Мантатов, – что логика диалога во многом заменяет эксперимент в гуманитарных науках. Здесь проходят как бы испытание на научную объективность гипотезы и суждения в процессе их столкновения и взаимообоснования, диалектического выявления и конструктивного преодоления противоречий познания» [8, С. 64].

Особенности социально-гуманитарного познания обусловлены прежде всего спецификой самого предмета и методов исследования (А. Адлер [1, С. 76], В.Г. Борзенков [4, С. 74-75], В.В. Ильин [5, С. 51-52], Н.С. Савкин [12, С. 12] и др.), среди которых можно выделить ряд ключевых:

– объектом познания выступает единство материального и идеального, объективного и субъективного (человек как субъект общественных отношений является не только живым организмом, материальным субстратом социального, но и обладает сознанием (идеальным));

объект познания совпадает с субъектом (человек сам творит свою историю и сам же её познаёт);

– социально-гуманитарное познание имеет дело с законами, которые носят вероятностный, статистический характер (т.е. задача познающего обнаружить за бесконечным многообразием социальных сил, действующих в обществе некую вероятностно-статистическую тенденцию, показывающую направленность исторического процесса);

– связано с индивидуализированным объектом (каждый человек уникален и единичен, неповторимы исторические события);

– носит диалоговый характер (логико-критический анализ различных позиций и точек зрения позволяет в диалоге сопоставить и столкнуть гипотезы и суждения и вывести концептуально более обоснованное и логически непротиворечивое знание);

– имеет гетерогенный характер (существуют разные виды социального познания: социально-философское, социологическое, экономическое, политологическое, историческое и др. Они неодинаково отражают социальную действительность. В отличие от них философское познание фиксирует наиболее общие связи и отношения общественной жизни, вследствие чего выступает как наиболее опосредованная форма социального знания);

– преимущественно занимается изучением качественных сторон исследуемых объектов. Поскольку социальные объекты носят индивидуализированный, во многих случаях уникальный и неповторимый характер, трудно поддаются обобщению, то и исследуются они главным образом со стороны качества, сущности;

– связано с определённой системой ценностей (аксиологический аспект);

– носит абстрактный характер (здесь исключительно велика роль мышления, его форм, принципов и методов).

Однако, на наш взгляд, абсолютное противопоставление социогуманитарного познания точным наукам неправомерно. Дело в том, что наука есть целостная динамическая система, имеющая свою сложную структуру (Т. Адорно, М.С. Каган, В.А. Лекторский, Э.С. Маркарян, Э.М. Мирский, А.А. Олицкий, В.Н. Порус, Б.А. Старостин, В.С. Стёпин, А.И. Яблонский и др.). Её развитие проявляется как преобладание в определённый временной период тенденций к интеграции или дифференциации связей между элементами (отдельными дисциплинами). Специфика интегративных процессов прошлого состояла в том, что они носили главным образом «региональный» характер, т.е. имели место в пределах естествознания и обществоведения. Сегодня ситуация меняется в направлении деструктурирования тех оснований, по которым проводился непреодолимый раздел между «науками о природе» и «науками о духе» в начале ХХ столетия.

Одним из факторов, способствующих усилению интеграции в современную эпоху, по мнению В.П. Кохановского, является, произошедший в естествознании, концептуально-методологический сдвиг. Формируется новое – «организмическое» видение (понимание) человека и природы, «последняя всё чаще рассматривается… как целостный живой организм. …Всё более укрепляется идея взаимосвязи и гармоничного отношения между людьми, человеком и природой, составляющими единое целое» [9, С. 368-369].

Очень точно эту ситуацию охарактеризовал один из создателей синергетики И. Пригожин: «Рост науки не имеет ничего общего с равномерным развертыванием научных дисциплин, каждая из которых в свою очередь подразделяется на всё большее число водонепроницаемых отсеков. Наоборот, конвергенция различных проблем и точек зрения способствует разгерметизации образовавшихся отсеков и закутков и эффективному "перемешиванию" научной культуры» [11, С. 257].

Кроме того, следует учесть и то, что выделение предмета той или иной науки не является жёстким, абсолютно отгороженным от пограничных областей. Особенно наглядно это обнаруживается в социогуманитарном познании. Ведь каждая наука, так или иначе «выходит» на проблемы человека, его возможностей, творчества, различных аспектов его общественной жизни (политика, экономика, искусство и т.д.). По словам В.В. Ильина и А.Т. Калинкина, «все науки гуманитарны в том смысле, что "замкнуты" на человека: они порождены в процессе практической деятельности и результаты их ценны лишь постольку, поскольку находят… применение в практике человека. В этом смысле естественные, общественные, технические и собственно гуманитарные науки – это науки о человеке» [6, С. 172-173] (курсив наш. – А. С., О. Д., Т. С.).

Именно данная глубочайшая сущность науки, обусловливающая её генеральную линию развития, приведёт к тому, о чём писали ещё К. Маркс и Ф. Энгельс: «…Впоследствии естествознание включит в себя науку о человеке в такой же мере, в какой наука о человеке включит в себя естествознание: это будет одна наука» [10, С. 596] (курсив наш. – А. С., О. Д., Т. С.). Иными словами, «в лимитах своего академического амплуа естественник и гуманитарий едят одно блюдо, хотя с разных концов и разными ложками» [7, С. 22]. Поэтому оба подхода (естественнонаучный и социогуманитарный) «могут быть рассмотрены как взаимодополняющие и представляющие собой разные уровни научных экспертиз, анализирующих объективные условия и субъективные способности их освоения» [13, С. 76].

Необходимость интегративного взаимодействия общественных и естественных наук сегодня обусловлена целым рядом факторов, определяющий из которых связан с задачей научно обоснованного и контролируемого воздействия на социальные процессы с целью управления ими. Дело в том, что для такого воздействия требуется качественно новый уровень интеграции знаний, причём, их использование в управленческо-прикладных целях делает неизбежным сближение с техническими науками не только естествознания, как это было прежде, но в равной мере и обществоведения.




1. Адлер А. Понять природу человека / А. Адлер. – СПб.: Акад. проект, 2000. – 256 с.

2. Бахтин М. М. К методологии гуманитарных наук // М. М. Бахтин. Эстетика словесного творчества. – М.: Худож. лит., 1979. – С. 361-373.

3. Бахтин М. М. Проблема текста в лингвистике, филологии и других гуманитарных науках. Опыт философского анализа // М. М. Бахтин. Литературно-критические статьи. – М.: Худож. лит., 1986. – С. 473-500.

4. Борзенков В. Г. На пути к единой науке о человеке // Человек. – 2004. – № 3. – С. 66-78.

5. Ильин В. В. О специфике гуманитарного знания // Вопр. философии. – 1985. – № 7. – С. 45-53.

6. Ильин В. В. Природа науки. Гносеологический анализ: Монография / В.В. Ильин, А.Т. Калинкин. – М.: Высш. шк., 1985. – 230 с.

7. Ильин В. В. Теория познания. Эпистемология / В. В. Ильин. – М.: Акад. проект, 1994. – 134 с.

8. Коршунов А. М. Диалектика социального познания / А. М. Коршунов, В. В. Мантатов. – М.: Политиздат, 1998. – 383 с.

9. Кохановский В. П. Философия и методология науки / В. П. Кохановский. – Ростов н/Д.: Феникс, 1999. – 576 с.

10. Маркс К. Из ранних произведений / К. Маркс, Ф. Энгельс. – М.: Политиздат, 1956. – С. 517-642.

11. Пригожин И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой / И. Пригожин, И. Стенгерс. – 3-е изд. – М.: Эдиториал, 2001. – 310 с.

12. Савкин Н. С. Социальное познание / Н. С. Савкин. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2002. – 64 с.

13. Федотова В. Г. Коммуникация в науке и за её пределами // Обществ. науки и современность. – 2004. – № 5. – С. 75-82.

14. Франк С. Л. Личность и вещь (философское обоснование витализма) // Франк С. Л. Философия и жизнь. Этюды и наброски по философии культуры. – Петроград: Тип. Р.Г. Шредера, 1910. – С. 185-221.





© Коллектив авторов, 2011-2016, info@yazik.info