Язык. Культура. Общество. Сборник научных трудов. ISSN 2219-4266


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА       О СБОРНИКЕ             РЕДКОЛЛЕГИЯ                 АВТОРАМ                       АРХИВ                       РЕСУРСЫ                     КОНТАКТЫ          

Материалы II Международной научной конференции «Межкультурная коммуникация в современном обществе».
Саранск, 26.09.-31.10.2011 г.
(Язык. Культура. Общество. Выпуск 3. 2011 г.)


ФУНКЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОГО ДИСКУРСА КАК ОСНОВНЫЕ ПУТИ МАНИПУЛЯЦИИ ПОЛИТИЧЕСКИМ СОЗНАНИЕМ


Т. И. Никишина

Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина)



В статье рассматриваются распространенные определения понятия «политический дискурс», сделана попытка выделения основных функций политического дискурса для большего понимания этого явления и самого процесса манипулирования.


В наш век всеобъемлющего развития, прогресса во всех отраслях человечества главным толчком эволюции все равно остается слово. Путь отдельного государства в этом развитии во многом зависит от политической ситуации страны, выбора вектора в политических взглядах правящей верхушки, которую выбирает электорат, отражая свои предпочтения, взгляды, надежды на дальнейшее будущее. Именно посредством возникновения политического дискурса его участники словом (предвыборная речь политика, агитационные брошюры, рекламы, выступления, лозунги и т. д.) манипулируют сознанием избирателей для совершения выбора в ту или иную пользу.

Из вышесказанного вытекает актуальность данной работы, которая состоит в изучении одного из аспектов политического дискурса, а именно функций, для большего понимания этого явления и самого процесса манипулирования.

Цель данной работы состоит в выделении основных функций политического дискурса в современном обществе.

Исходя из поставленной цели вытекают задачи:

- выяснить уровень изучения понятия дискурс и политический дискурс;

- обозначить и описать основные функции политического дискурса;

Изучению специфики политического дискурса посвятили работы многие ученые, как лингвисты, так и политологи, социологи, философы. Одной из проблем предстало выделение и объяснения самого понятия дискурса, так как оно многоаспектное и многозначное. Основателем теории дискурса считают исследователя в области сравнительно-исторического языкознания Э. Бенвениста, который ввел различение текста как безлично-объективистское повествование и дискурса как живой речи, предусматривающий коммуникативный контакт говорящих и слушателей [2, С. 276]. Ю. Хабермас под этим понятием обозначал коммуникацию особого вида, специфический диалог, цель которого - непредвзятый анализ реальности, лишен субъективизма исследователя. Участники речевой коммуникации (дискурса) анализируют реальность, отказываясь от существующих в сознании и закрепленных в языке стереотипов. Голландский лингвист Т. А. Дейк рассматривал дискурс как сложное единство языковой формы, значения и действия, которое могло бы быть наилучшим образом охарактеризовано с помощью коммуникативного события или коммуникативного акта; дискурс не ограничивается рамками конкретного языкового высказывания, скорее это сложное коммуникативное явление, которое включает в себя и социальный контекст, дающий представление как об участниках коммуникации (и их характеристиках), так и о процессах производства и восприятия сообщений [4, С. 112–113].

Свое исследование Е. И. Шейгал посвятила семиотике политического дискурса. Данное явление лингвист обозначил как вид институционального общения, функциональная специфика которого проявляется в его базовой инструментальной функции (борьба за власть). Согласно А. Н. Баранову политический дискурс может быть определен как совокупность всех речевых актов в политических дискуссиях, а также правил публичной политики, которые оформились в соответствии с существующими традициями и получили проверку опытом [1, С. 6]. Общественное назначение политического дискурса состоит в том, чтобы внушить адресатам - гражданам сообщества - необходимость «политически правильных» действий и/или оценок. Иначе говоря, цель политического дискурса - не описать (то есть, не референция), а убедить, пробудив в адресате намерения, дать почву для убеждения и побудить к действию [7, С. 104].

Подходя к сути обозначенной нами темы отметим, что Рут Водак выделяла такие основные функции политического дискурса: 1) персуазивную (убеждение); 2) информативную; 3) аргументативную; 4) персуазивно-функциональную (создание убедительной картины лучшего устройства мира); 5) делимитативную (отличие от иного); 6) групповыделительную (содержательное и языковое обеспечение идентичности) [3, С. 51].

В работах других зарубежных лингвистов, посвященных языку политики, выделяются наряду с информационной функцией также контролирующая функция (манипуляция сознанием и мобилизация к действию), интерпретационная функция (создание «языковой реальности» поля политики), функция социальной идентификации (дифференциация и интеграция групповых агентов политики) и атональная функция.

Как отмечает Е. И. Шейгал [6, С. 35] политический дискурс, наряду с религиозным и рекламным, входит в группу дискурсов, для которых ведущей функцией является регулятивная. Исходя из целевой направленности, основной функцией политического дискурса можно считать его использование в качестве инструмента политической власти (борьба за власть, овладение властью, ее сохранение, осуществление, стабилизация или перераспределение). Однако, данная функция настолько же глобальна, насколько коммуникативная функция всеохватывающа по отношению к языку. В связи с этим предлагается дифференцировать функции языка политики в качестве аспектных проявлений его инструментальной функции по аналогии с тем, что все базовые функции языка рассматриваются как аспекты проявления его коммуникативной функции.

Кратко опишем основные функции.

Главной функцией на наш взгляд является информационная, которая реализуется на основе взаимодействия между субъектами политики и СМИ. Подавая нужную информацию, передаваемую чаще всего с помощью СМИ, участники политического дискурса приходят к главной цели политики - получение и удержания власти. Политический дискурс всегда стремится к объективации своих информационных элементов. Процесс информирования является необходимым условием поддержания властных отношений в обществе.

Инструментальная функция обеспечивает механизмы информационного воспроизведения политического дискурса в обществе, ее основу составляют взаимоотношения власти и СМИ. Суть этих взаимоотношений заключается в том, что власть стремится тотально контролировать инструменты воспроизводства политической информации в обществе, фактически находящихся полностью в руках в СМИ. В свою очередь СМИ осуществляют значительное влияние на политический дискурс, обладая монополией на инструменты поддержания и изменения соотношения политических сил в обществе.

Центральной особенностью функции нормирования является распределение ресурсов - важнейший элемент содержания отношений доминирования-подчинения в обществе. Также важной особенностью функции нормирования является легитимное право на применение насилия со стороны властей.

Функции легитимации и прогноза осуществляют внутридискурсионную связь прошлого, настоящего и будущего, обеспечивая поддержку определенных отношений в обществе.

Одними из важнейших функций политического дискурса, как отмечает В. Павлуцкий, есть функции убеждения и политической пропаганды. Главной целевой установкой политического дискурса является формирование в социуме тех мыслей и оценок, необходимых для автора дискурса. Такой тип дискурса, прежде всего, ориентирован на сознание общественности, то есть является достаточно опасным инструментом влияния, поскольку ориентирован на все слои общества. Специфика политического дискурса как раз и состоит в осуществлении политики и достижении политических целей, которые в подавляющем большинстве связаны с вопросом власти [5, С. 220-221].

Подведя итог, мы отметим, что функции политического дискурса исходят из главного принципа этого вида речевой коммуникации, а именно «борьба за власть». Благодаря вышеперечисленным функциям происходит главная манипуляция политическим сознанием. Дискурс не воспроизводит структуры окружающего мира, а производит власть в ходе процессов специфической актуализации языка.




1. Баранов А. Н. Парламентские дебаты : традиции и новации / А. Н. Баранов, Е. Г. Казакевич. – М.: Знание, 1991. – 64 с.

2. Бенвенист Э. Общая лингвистика. – М.: Прогресс, 1974. – 448 с.

3. Водак Р. Язык. Дискурс. Политика. [Текст] / Р. Водак. - Волгоград: Перемена, 1997. – 139 с.

4. Дейк, Т. А. ван. Язык. Познание. Коммуникация. М.: Прогресс, 1989. – 307 с.

5. Павлуцкий В. А. Политический дискурс: особенности и функции / / Вестник Житомирского государственного университета. Выпуск 39. Филологические науки. - Житомир, 2008. - С. 220-221.

6. Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса: дисс. на соискание ученой степени доктора филолог. наук [Текст] / Е. И. Шейгал. Волгоград: 2000. - 433 с.

7. Bayley P. 1985 – Live oratory in the television age: The language of formal speeches // G. Ragazzini, D.R.B.P. Miller eds. Campaign language: Language, image, myth in the U.S. presidential elections 1984. – Bologna: Cooperativa Libraria Universitaria Editrice Bologna, 1985. P.77-174.






© Коллектив авторов, 2011-2016, info@yazik.info