Язык. Культура. Общество. Сборник научных трудов. ISSN 2219-4266


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА       О СБОРНИКЕ             РЕДКОЛЛЕГИЯ                 АВТОРАМ                       АРХИВ                       РЕСУРСЫ                     КОНТАКТЫ          

Материалы II Международной научной конференции «Межкультурная коммуникация в современном обществе».
Саранск, 26.09.-31.10.2011 г.
(Язык. Культура. Общество. Выпуск 3. 2011 г.)


РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ОЦЕНОЧНЫХ ЗНАЧЕНИЙ В ТЕКСТАХ ДЕТСКОЙ ПОСТСОВЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


М. Ю. Чикиль

Бердянский государственный педагогический университет (г. Бердянск, Украина)



Современная лингвистика демонстрирует устойчивое внимание к оценочному аспекту общения. В данной статье исследованы антропонимы, служащие средством оформления эмоциональных оценочных значений в детской литературе.


Оценка как языковая категория, которая опирается в своей семантике на аксиологическую константу, с формальной стороны выражена при помощи средств разных уровней языка. Суть и средства реализации категории оценки представлены во многих лингвистических работах (Н. Авганова, Ю. Апресян, Н. Арутюнова, И. Арнольд, А. Ахманова, А. Вежбицкая, Е. Вольф, Т. Космеда, А. Папина, Ю. Степанов, И. Стернин, R. Hare, N. Chomsky, R. Perry). В данном исследовании проанализировано оформление эмоциональных оценочных значений.

Актуальность данного исследования определена необходимостью анализа вербализации эмоциональных оценочных значений при помощи антропонимов в конкретных социально и темпорально ограниченных текстах, каковыми являются произведения детской литературы конца ХХ – начала ХХІ вв.

Цель нашего исследования – проанализировать антропонимы как средство вербализации эмоциональных оценочных значений в детской литературе советского и постсоветского периодов.

Объектом исследования являются оценочные значения, реализованные в текстах детской литературы конца ХХ – начала ХХІ вв.

Предмет исследования – антропонимы как средство выражения оценки в текстах детской художественной литературы.

Сравнивая рациональную и эмоциональную оценки, Е. М. Вольф подчеркивает, что рациональная оценка предполагает оценочное суждение и способы выражения, учитывающие данный характер оценки, в первую очередь аксиологические предикаты. Исследователь утверждает, что экспрессивность рациональной оценке не свойственна [1, С. 40].

В текстах постсоветской детской литературы антропонимы служат для оформления эмоциональных и социальных оценочных значений. Термин эмоциональная оценка образован от латинского emovere – «возбуждать, волновать чувства, эмоциональный, эмоция» [2, С. 220]. Эмоциональная оценка обозначает положительные и отрицательные чувства говорящего, которые были вызваны действиями объекта. А. Ф. Папина считает, что положительные и отрицательные оценки со значением эмоции могут быть выражены абсолютной и сравнительной формами, модальными словами, вводными словами, логическим ударением и порядком слов [5, С. 270].

Т. А. Космеда относит эмоциональную оценку к разряду «эмоционально-чувственная оценка», определяет ее как оценку, которая отображает душевное состояние (оценку духовности нации, духовности человека, оценку чувств и эмоций, оценку идеального и материального в восприятии мира) [3, С. 101].

Ярким средством выражения эмоциональной оценки на лексическом уровне являются антропонимы. В детективной повести Э. Н. Успенского «Следствие ведут Колобки» обнаружен пример эмоциональной оценки сыщика Колобка, которая имеет скорее отрицательный характер: Внутри дома, заложив руки за спину, нервно расхаживал сам Колобок, как небольших размеров Тигр. Такой малогабаритный, игрушечный. Колобок – герой русской народной сказки – круглый, добрый, беззащитный персонаж, который в итоге был съеден хитрой лисой. В детективной повести Э. Н. Успенского его помощником и лучшим другом является Булочкин. Этот антропоним благодаря внутренней форме несет в себе указание на такие качества, как округлость, пышность, мягкость. Мы считаем, что для профессии сыщика такие качества не очень пригодны. Из этого следует вывод, что антропонимы в произведении Успенского несут негативную оценку.

Встречаются в тексте антропонимы, которые прямо указывают на характерные отрицательные черты персонажа. Например, галчонок Хватайка и его подруга Тащилка. Галчонок все время всех хватал, щипал, а его подруга все подряд тащила в гнездо:

И назвали галчонка Хватайкой: он что не увидит, все на шкаф тащит. Увидит спички – на шкаф. Увидит ложку – на шкаф. Даже будильник на шкаф перетащил (Э. Успенский).

Назвали подругу Хватайки – Тащилка. И конечно, стала она всякий мусор к себе на шкаф тащить, чтобы гнездо вить (Э. Успенский).

В текстах наблюдаются антропонимы, построенные на антонимии, которые служат для достижения комического эффекта.

Разумеется, Молчун был самым болтливым человеком в их компании, точнее, в их шайке, а Кудряш был лысый, ну просто как самый обычный электрический выключатель (Э. Успенский).

Каламбур, построенный на антропонимах, также может стать средством оформления эмоциональной оценки: Главного туриста звали Владимир Иванович, а кличка его была Папирус. Вообще-то в молодости его прозвали Папироса, но постепенно он рос, мужал и со временем стал Папирусом. Шибко умный был (Э. Успенский).

В проанализированном материале эмоциональная оценка может быть выражена при помощи каламбура, являющегося высокочастотным средством создания комического в детской литературе. Понятие каламбура имеет неоднозначный статус в лингвистике. А. П. Сковородников указывает: «каламбур – разновидность языковой игры с установкой на комический эффект, конструктивную основу которой составляют стилистические фигуры, опирающиеся на такие парадигматические отношения в лексике, как полисемия, омонимия, антонимия и паронимия (в широком смысле, включая парономазию)» [7, С. 149].

В. П. Москвин под каламбуром понимает «остроумное выражение, в основе которого лежит какой-либо прием языковой игры» [4, С. 125]. Автор выделяет также каламбурную антитезу, каламбурную зевгму, каламбурную парадиастолу, каламбурную рифму.

Н. М. Ротанова, исследуя речевые средства комического, составила их перечень, в который входят (как отдельный пункт) использование имен нарицательных в качестве собственных с целью выражения оценки, имена – характеристики (собственные существительные, созданные путем окказионального словообразования или каламбура) [6, С. 18]. Именно такие имена функционируют в анализируемых текстах.

Проведенное исследование позволяет сделать такие выводы:

1. Антропонимы, эксплицирующие эмоциональную оценку, выражают отрицательные черты персонажей, служат основой для каламбура.

2. В текстах постсоветской литературы проанализированные примеры свидетельствуют о большой эмоциональной насыщенности оценочных значений, наличии комизма при выражении эмоциональной оценки.




1. Вольф Е. М. Функциональная семантика оценки / Е. М. Вольф. – 3-е изд.] – М. : КомКнига, 2006. – 280 с.

2. Ильинская Л.С. Латинское наследие в русском языке. Словарь-справочник / Л. С. Ильинская. – М. : ГЛОССА-ПРЕСС, 2003. – 400 с.

3. Космеда Т.А. Аксіологічні аспекти прагмалінгвістики : формування і розвиток категорії оцінки / Т. А. Космеда. – Л. : ЛНУ ім. Франка, 2000. – 350 c.

4. Москвин В. П. Выразительные средства современной русской речи : Тропы и фигуры. Общая и частные классификации. Терминологический словарь / В. П. Москвин. – [2-е изд., существ. перераб. и доп.]. – М. : ЛЕНАНД, 2006. – 376 с.

5. Папина А.Ф. Текст : его единицы и глобальные категории : учебник для студентов – журналистов и филологов / А. Ф. Папина. – М. : Едиториал УРСС, 2002. – 368 с.

6. Ротанова Н.М. Речевые средства комического в художественной детской литературе : [учебное пособие по спецкурсу] / Ротанова Н.М. – Курган : Изд-во Курганского государственного ун-та, 2006. – 111 с.

7. Энциклопедический словарь-справочник. Выразительные средства русского языка и речевые ошибки и недочеты / А. П. Сковородников (ред.) – М. : Флинта : Наука, 2005. – С. 149 – 151.





© Коллектив авторов, 2011-2016, info@yazik.info