Язык. Культура. Общество. Сборник научных трудов. ISSN 2219-4266


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА       О СБОРНИКЕ             РЕДКОЛЛЕГИЯ                 АВТОРАМ                       АРХИВ                       РЕСУРСЫ                     КОНТАКТЫ          

Язык. Культура. Общество. Выпуск 2. 2010 г.


РОССИЯ КАК ЛИБЕРАЛЬНАЯ ИМПЕРИЯ: ЛИБЕРАЛЬНЫЙ СЦЕНАРИЙ ИМПЕРСКОГО ПУТИ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ?*



И. В. Бахлов


Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск)


В статье рассматривается либеральный сценарий имперской альтернативы развития территориальной системы современной России. Основное внимание уделяется анализу проекта либеральной империи, предложенного в 2003 г. А. Б. Чубайсом.


В отечественном общественно–политическом дискурсе помимо федеративной и национально–государственной определенное значение сохраняет имперская альтернатива. Ее актуализация была прямо связана с выдвинутой в сентябре–октябре 2003 г. известным политиком А. Б. Чубайсом программой построения в России либеральной империи [См.: 6]. Можно отметить, что сама идея либеральной империи явно не нова. Так, еще в 1895 г. британским государственным деятелем лордом Розбери была сформулирована концепция либерального империализма, а в середине ХХ в. либеральный вариант имперской системы разрабатывался Г. П. Федотовым в его работе «Судьба империй» [См.: 3, С. 43; 5, Т. 2. С. 312–315].


Концепция либерального империализма лорда Розбери основывалась на следующих принципах: сохранения империи, открытия новых земель для эмиграции, подавления работорговли, развития миссионерского движения и коммерции [3, С. 43]. Основным компонентом колониальной идеологии стал «европоцентризм» – представление о превосходстве английской цивилизации и, соответственно, праве и обязанности англичан вести отставшие народы по пути прогресса. Как отмечает Н. В. Дронова, большое влияние на имперскую мысль и практику колониального строительства оказала философия английского классического либерализма, в частности побудив власти заниматься колониальным реформаторством путем расширения самоуправления колоний [2, С. 174].


Либеральный вариант имперской системы Г. П. Федотов называл Pax Atlantica, или Pax Americana. Мыслитель считал, что «в случае победы Америки, Англии и их союзников единство мира должно отлиться в форме действительной, а не мнимой федерации. …В отличие от России, Америка не может не считаться со своими союзниками, из которых Англия, или ведомая ею Федерация доминионов, представляет еще серьезную силу. Самолюбия и эгоизмы европейских народов тоже создают немалые препятствия. Они безропотно покорятся самой гнусной из тираний, но будут роптать при легких ограничениях суверенитета. Заставить их войти в мировую Империю, организованную в форме федерации, нелегко. Нужна большая воля и большая гибкость, чтобы добиться повиновения слабых в рамках демократической законности. Юная федерация не может быть федерацией равных по существу, но лишь по форме. Лишь время и общее разоружение сделают излишней гегемонию сильного и возможным уравнение политического влияния. Если сильный откажется от своей тяжелой ответственности, мир снова развалится, и уже безнадежно». В то же время, «…Атлантическая Империя столь же мало предполагает единство экономической системы, как и единообразие политическое», а «…опасность Атлантического варианта Империи не в злоупотреблении властью, а скорее в бездействии власти» [5, Т. 2, С. 312–315].


Применительно к России в статье «Будет ли существовать Россия?» Г. П. Федотов полагал, что «мы должны показать миру (после крушения стольких империй), что задача Империи, то есть сверхнационального государства, – разрешима. Более того, когда мир, устав от кровавого хаоса мелкоплеменной чересполосицы, встоскуется о единстве как предпосылке великой культуры, Россия должна дать образец, форму мирного сотрудничества народов, не под гнетом, а под водительством великой нации». Однако Империя не может быть возрождена в прежнем виде, так как «Россия – не Русь, но союз народов, объединившихся вокруг Руси. И народы эти уже не безгласны, но стремятся заглушить друг друга гулом нестройных голосов». И если политики не примирятся с этим («с многоголосностью, а не с нестройностью»), «то и останемся в одной Великороссии, то есть России существовать не будет». Поэтому задача политиков, по мнению Федотова, заключается в том, чтобы «найти гибкие, но твердые формы этой связи, обеспечивающей каждой народности свободу развития в меру сил и зрелости», а задача «каждого русского в том, чтобы расширить свое русское сознание (без ущерба для его «русскости») в сознание российское» путем воскрешения в нем духовного облика всех народов России. При этом «духовным притяжением для народов была и останется русская культура» [5, Т. 1, С. 173–184].


В концепции либеральной империи А. Б. Чубайс исходит из того, что «Россия – единственный и уникальный естественный лидер на всем пространстве СНГ и по объему своей экономики, и по уровню жизни своих граждан», однако она не просто является лидером, она может и должна всемерно наращивать, усиливать и укреплять свои лидирующие позиции в этой части планеты в следующие пятьдесят лет. Ее идеологией на всю обозримую историческую перспективу должен стать либеральный империализм, а миссией России – построение либеральной империи. По мнению политика, «это именно то, что свойственно, естественно и органично для России – и исторически, и геополитически, и нравственно. Это, наконец, задача такого масштаба, которая поможет нашему народу окончательно преодолеть духовный кризис и по–настоящему сплотит и мобилизует его».


«Либеральный империализм» как миссия России в XXI в. вовсе не является империализмом в прямом его понимании, так как, во–первых, Россия не собирается отказываться от принципа нерушимости границ и территориальной целостности своих соседей, а, во–вторых, либеральная империя в своих действиях в соседних странах не может нарушать общепризнанные нормы международного права. Сферы и каналы влияния на соседние страны будущей русской либеральной империи следующие:


1) содействие развитию русской культуры и культуры других народов России и защита русских и русскоязычных граждан в соседних странах;


2) экономика и бизнес – Российское государство может и должно содействовать экспансии отечественного бизнеса в соседние страны как в торговле, так и в приобретении и развитии активов;


3) свобода и демократия – Россия заинтересована в поддержании, развитии, а при необходимости – и в защите базовых демократических институтов, прав и свобод граждан в соседних странах.


А. Б. Чубайс полагает, что это понимание миссии России позволяет полностью переосмыслить фундаментальные вопросы внешней политики государства не только в ближнем, но и в дальнем зарубежье. Так, вопрос о вступлении России в ведущие политические и военные структуры Европы – Евросоюз и НАТО – он решает однозначно: «нам не надо вступать ни в Евросоюз, ни в НАТО. Мы не «поместимся» туда ни экономически, ни политически, ни географически». Замену этому автор видит в стратегически прорисовывающемся кольце «великих демократий Северного полушария XXI века» – США, объединенной Европе, Японии и будущей Российской либеральной империи. Роль России – «замкнуть кольцо», тем самым, обеспечив себе целую систему экономических, военных и политических соглашений, защищающих ее интересы внутри кольца и во всем мире.


Концепция либеральной империи нашла широкий отклик и среди ученых. Так, И. В. Герасимов считает, что ее нельзя рассматривать только как удачный предвыборный ход или опасный подарок государственной власти. Он пишет: «Как бы мы ни понимали феномен «империи» и как бы ни относились к нему, очевидна непригодность модели национального государства в условиях современной России и необходимость поиска новой формы и идеологии государства. Чубайс пришел к своей идее как менеджер–экономист, увидевший ограниченность модели «нации–экономики» Ф. Листа и избыточность национальных рамок в глобальной экономике». По мнению автора, «сегодня речь может идти об империи лишь в метафорическом смысле, однако это не значит, что можно игнорировать опыт реальной Российской империи/СССР как иерархической системы консолидации суверенитетов, экономических укладов, этноконфессиональных ареалов и субкультур». В то же время он полагает, что даже в своем наиболее деидеологезированном виде экономического империализма проект либеральной империи вызовет мощную оппозицию за пределами России, подпитываемую современной западной постколониальной теорией, которая ориентируется на разоблачение экономического господства, формально не подрывающего национальный суверенитет [1, С. 432–433].


С положительной оценкой концепции либеральной империи выступил А. Попов. Он считает, что Россия, как и все крупные страны мира, является империей, и задача не в том, чтобы от этой имперскости отречься в пользу каких–либо более ловких конкурентов, а в том, чтобы данную историей империю сделать более либеральной и за счет этого – более конкурентоспособной, чем сегодня. Это значит: не трогая границ, не покушаясь на международное право, более активно включиться в конкурентный процесс глобализации, чтобы не остаться на его обочине. Кроме того, при хорошо поставленном управлении все граждане и общины империи, а не только «титульные», больше того – все, кого интересуют ее «акции» и «инвестиции» на глобальном рынке геополитических услуг, получают возможность вложить в них свои скромные капиталы. Однако существуют и риски, в частности то, что задержка давно назревшего цивилизованного выхода России на международный геополитический рынок приведет к тому, что будет реализован «какой–нибудь дикий вариант империи с явственным душком средневековых ценностей» (вариант Веймарской Германии) [4, С. 10].


Таким образом, сценарий либеральной империи для эволюции современной России был актуализирован, скорее всего сознательно, в целях поиска идеологического обоснования укрепления политической власти, в том числе в геополитическом смысле.




1. Герасимов, И. «Кутеж трех князей в зеленом дворике», или рождение «либеральной империи» / И. Герасимов // Ab imperio. 2003. № 3. С. 423–434.


2. Дронова, Н. В. Люди и идеи: Судьбы Британской империи в оценке современников (70–е гг. XIX века) / Н. В. Дронова. Тамбов: Изд–во ТГУ, 1998. 180 с.


3. Парфенов, И. Д. Колониальная экспансия Великобритании в последней трети XIX века (движущие силы, формы и методы) / И. Д. Парфенов. М.: Наука, 1991. 190 с.


4. Попов, А. Это страшное слово «империя» / А. Попов // Независимая газета. 2004. 13 января. С. 10.


5. Федотов, Г. П. Судьба и грехи России (избранные статьи по философии русской истории и культуры) / Г. П. Федотов. В 2–х т. СПб.: София, 1991.


6. Чубайс, А. Б. Миссия России в XXI веке / А. Б. Чубайс // Независимая газета. 2003. 1 октября. С. 10.



*Работа выполнена при финансовой поддержке гранта Президента Российской Федерации, проект № МД–2929.2010.6




© Коллектив авторов, 2011-2016, info@yazik.info