Язык. Культура. Общество. Сборник научных трудов. ISSN 2219-4266


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА       О СБОРНИКЕ             РЕДКОЛЛЕГИЯ                 АВТОРАМ                       АРХИВ                       РЕСУРСЫ                     КОНТАКТЫ          

Язык. Культура. Общество. Выпуск 2. 2010 г.


ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБРАЗ УЕЗДНЫХ ГОРОДОВ МОРДОВСКОГО КРАЯ



Л. М. Лемайкина


Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск)


В статье рассматриваются литературные образы мордовских городов (Саранска, Темникова, Краснослободска) середины XIX – начала ХХ веков, созданные известными отечественными писателями, а также дается ответ на вопрос, когда в городах мордовского края сложилась полноценная литературная среда.


Образ города – один из характернейших образов художественной литературы. Образы провинциальных городов в художественной культуре рассматривались культурологами Ю. В. Лобановой, А. Пилипенко и И.Яковенко. Образы русского уездного города были исследованы литературоведами при анализе творчества Н. В. Гоголя, А. Ф. Писемского, А. Н. Плещеева, И. С. Тургенева, В. А. Соллогуба и других писателей XIX века. Литературные образы русской провинции середины XIX в. проанализировали Г. М. Газина и Н. С. Кочетова на примере творчества М.Е. Салтыкова-Щедрина. Исключительный интерес представляют образы города в русской литературе конца XIX – начала XX в., когда тема провинциальной жизни получила глубокую разработку в творчестве И.А.Бунина, М. Горького, Е. И. Замятина, В. В. Набокова, А.С.Серафимовича, А. П. Чехова. Так, И. Крамов выделяет тему провинции как ключевую в творчестве А. Г. Малышкина.


Согласно русской литературной традиции образ уездного города формировался как целостная структура, организованная не иначе как социальная модель, сконструированная по законам бытия. Яркие образы уездного города создал выдающийся русский писатель-сатирик М.Е.Салтыков-Щедрин. В 1866 г. он ревизовал казначейства в Саранске, Инсаре и Краснослободске [1, С.172]. Характер проблем многих городов, в которых бывал писатель и которые послужили ему прототипами, совпадал, делал их типичными для всей русской провинции. Приметы городов и сел мордовского края мы находим в «Пошехонских рассказах», повести «Испорченные дети» и других.


Писатель-сатирик прекрасно знал и понимал провинциальный быт и нравы. В своих произведениях он выразительно рисует отвратительную среду мелкого чиновничества: вопиющий произвол городских властей, взяточничество, канцелярскую волокиту, жестокое обращение с бесправными обывателями, глумление над личностью простых горожан, ханжество и пустословие интеллигенции, всеобщую жажду накопительства.


Выдающийся русский историк и беллетрист Н.И.Костомаров в 1848–1859 гг. находился в ссылке в Саратове, в 1855 г. побывал в Саранске. Саранск XVII в. описан им в романе «Сын» (1865), с историко–этнографической позиции в романе дана малоизвестная и занимательная для середины XIX в. информация о русском городе–крепости. Описана саранская крепость – ее предыстория и облик.


Писатель–публицист П. Г. Заичневский в 1869–70–е гг. отбывал ссылку в Краснослободске. Уездный город рисуется этим писателем как псевдопоселение, оказавшееся вне нормы, установленной русской историей: оно утратило как сельскую органичность, так и не смогло выработать элементы городской цивилизации.


Вошел в историю провинциальной литературы и писатель–дилетант П.А.Козлов. Его сатирическая поэма «Городок» (1887) рисует захолустный Темников, его уездное общество. Писатель резко критикует земские собрания и выборы, единственная цель которых – разделить между собой «пирог земства».


Замечательный прозаик А. Г. Малышкин в своих рассказах, повестях и незаконченном романе создает яркий собирательный образ уездного города. В образе уездного города, который называется А.Г.Малышкиным по-разному – Омшанск, Рассейск и Мшанск, писатель синтезирует реальные черты Мокшана, где он провел свои детские годы, и Саранска, где он жил и плодотворно работал в 1918–19 гг., неоднократно навещал в 1930–е гг. Во многом этот образ корреспондируется с образами, созданными в рассказах А.П.Чехова, в повести А.С.Серафимовича «Мышиное царство» (1912), в цикле рассказов М. Горького «По Руси» (1913), в рассказах Е. И. Замятина из книги «Уездное» (1913). Захолустный городок в этих произведениях олицетворяет народную, коренную Русь с ее невзгодами и темнотой, с неизбывным ощущением простора и мощи.


Писатель выстраивает четкую городскую топографию, выделяет центральную улицу, городской верх и низ. А. Г. Малышкин описывает и временной цикл уездной жизни, чередование будней и праздников.


В 1839–42 гг. в Саранске жил и работал чиновником писатель И.В.Селиванов (1810–1882), близкий Н. П. Огареву, А. И. Герцену, А.А.Тучкову, проповедовавший идеи социализма. Для И.В.Селиванова уездный город – это, прежде всего, горожане, это темная социальная стихия со своей скрытой жизнью. Писатель рисует самые запоминающиеся городские типы, он считает азартных картежников, чиновников–взяточников и купцов–спекулянтов типичными представителями уездного социума, а игру – экономической основой и нравственной нормой городского стиля жизни. В качестве характерного персонажа уездной жизни писатель рисует купца Кубанцева, сколотившего состояние на спекуляции и незаконных манипуляциях с ценными бумагами.


В 1867–69 гг. в Саранске отбывал ссылку писатель П. Н. Горский. В его сатирических произведениях – критика вырождавшегося дворянства, нравов чиновничества. П. Н. Горский – автор поэмы «Саранск ли, Пензу ли, Ломов...» (1868–70) о проделках чиновников–взяточников.


Историк А. Иконников-Галицкий пишет: «В глазах столично-городской читающей общественности образ уездного города прочно соединен с понятиями «гниль», «захолустье», «затхлая провинция». В общем, мещанство и скука (...). Приметы вечные: безлюдность, разруха, бедность, тишина» [2, С. 24].


Этот негативный образ не удалось развеять в 1900–гг., когда появилась романтическая идеализация провинции, но именно в это время представление о «мировом зле» как бы сконцентрировалось в универсальном образе города, в том числе города провинциального.


Деструкция уездной культуры в 1910–20–е гг. во многом инспирировалась извне, из столичного центра, который был поражен цивилизационным сдвигом (мировая война, социальные революции). Запоздалое осознание катастрофичности этих сдвигов в провинции сделало местную культурную традицию непривлекательной, полностью обессмыслило ее.


Художественную литературу, создававшуюся в городах мордовского края в XIX веке, нельзя считать в полной мере явлением городской культуры. Работавших здесь литераторов можно разделить на три группы. Незначительная их часть является представителями усадебной культуры, писатели этой группы в уездных городах жили эпизодически, главным образом, когда по соображениям материального порядка они становились чиновниками.


Другая часть литераторов – это писатели-диссиденты, отбывавшие в уездных городах ссылку. Вынужденное пребывание в провинции рассматривалось писателями–диссидентами как наказание за убеждения и творчество, причем наказание, зачастую неадекватное, чересчур суровое. Это стало субъективно–психологической основой их творческого метода, причиной враждебной настроенности по отношению ко всему местному – образу жизни, нравам, традициям. Писатели-диссиденты критиковали уездный город с точки зрения революционно-демократической прогрессистской идеологии и столичной цивилизации, они не видели в провинции органического существования, особую историческую среду, национальную традицию провинциального бытия.


Собирая в уездных городах ссыльных писателей-диссидентов, власть способствовала созданию негативного образа российской провинции в общественном сознании, локального образа выраставшего до колоссальных размеров, до общенациональных масштабов.


Третья группа – столичные литераторы, связанные родственными или служебными связями с мордовским краем. Сама же уездная городская среда не смогла сформировать ни одного профессионального писателя, поэтому полноценной писательской среды в этих городах не существовало. И. Д. Воронин, глубоко проанализировавший сложившуюся литературную среду в своей книге «Литературные деятели и литературные места в Мордовии», не упоминает литературные кружки и салоны.


В городской культуре мордовского края не сложился законченный образ литератора, видимо фигура писателя не привлекала внимания уездного общества, ценность художественной литературы в уездном сознании была низка. Даже известные писатели не оставили сколько-нибудь заметного следа в памяти горожан.


Провинциальная художественная литература отличается тематической и жанровой узостью: это, как правило, прозаические или стихотворные зарисовки, описание нравов, сатира на горожан и городские порядки, исторические произведения. Провинциальные писатели являлись обличителями царизма и самодержавия, православной церкви, они с гневом говорили в своих произведениях о нужде, темноте и бесправии, о страданиях горожан и крестьян. Писатели призывали к борьбе с общественными язвами. Как пишет И. Д. Воронин, они «беспощадно изобличали провинциальную отсталость, застой общественной жизни, кумовство и круговую поруку небольшой кучки власть имущих дворян» [1, С. 56]. В этом отношении типичны судьба и творчество поэта-диссидента А. И. Полежаева (1804–1838). Уроженец рузаевской усадьбы, поэт несколько лет жил в Саранске, и этот город стал для него негативным символом провинции: «Быть может, в Пензе городишка / несноснее Саранска нет». Эта скупая однозначная характеристика напоминает язвительные строки А. С. Пушкина о Луге и Новоржеве.


Полноценная литературная среда могла сложиться в городах мордовского края лишь в 1930–е гг., когда Саранск стал центром автономной республики, и в нем появилась группа профессиональных литераторов, журналистов, редакторов, полиграфистов. Лишь в этот период в городе стала формироваться научная и массовая, художественная и детская, мордовская и русская литература.




1. Воронин, И. Д. Литературные деятели и литературные места в Мордовии / И.Д.Воронин. Саранск: Мордкиз, 1976. 336 с.


2. Иконников–Галицкий, А. В поисках Волги / А. Иконников–Галицкий // Новая Россия. 1999. №3. С. 24.






© Коллектив авторов, 2011-2016, info@yazik.info