Язык. Культура. Общество. Сборник научных трудов. ISSN 2219-4266


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА       О СБОРНИКЕ             РЕДКОЛЛЕГИЯ                 АВТОРАМ                       АРХИВ                       РЕСУРСЫ                     КОНТАКТЫ          

Язык. Культура. Общество. Выпуск 2. 2010 г.


О СОСТОЯНИИ ЯЗЫКОВОЙ СИТУАЦИИ И СПЕЦИФИКЕ ЯЗЫКОВОЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ



Г. Ю. Поскрёбышева


Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева (г. Саранск)


Статья посвящена исследованию (рассмотрению) специфики языковой ситуации в регионе (Республика Мордовия), описаны основные сферы (со) – существования языков в поликультурном социуме.


Языковая ситуация региона напрямую зависит от сложившейся и функционирующей региональной языковой картины мира. Формирование последней происходит под влиянием различных факторов: наличие этноязыкового сообщества и его сознания; географической и исторической составляющей региона и населяющего его этноса; сложившегося этно- и поликультурного социума; языковых сообществ, развитие которых напрямую связано с полиэтнической региональной политикой в аспекте языка и языкового сознания. В научной и педагогической литературе многообразие путей развития и (со) существования различных национальных языков в условиях специфики одного ареала, проявляющееся на фоне общих закономерностей данного процесса, ставит перед нами актуальную задачу исследования данной проблемы, описания её специфики, поиска решений.


В целом региональная языковая картина мира определяется спецификой языковой ситуации, которая представляет синтез функционирования вариантов языков, языковых систем, наличием в них существующих (дейстующих) идиолектов, наречий, говоров, диалектов, а также территориальных и национальных аспектов языка. Более того, следует признать сам факт приспособления одного, либо нескольких языков в рамках этнокультурного сообщества к условиям, формам общественного развития и традициям данного этноса, что вызывает как следствие так называемую региональную языковую вариативность. Под региональной вариативностью языка следует понимать разновидность языковой системы, в состав которой входят языковые средства, отражающие различные этноязыковые нормы и контрасты народов данного пространства.


Интерес к вышеобозначенной проблеме обусловлен необходимостью охарактери-зовать языковое состояние поликультурной среды региона, его лингвоэтническую специфику. В свою очередь, последняя призвана раскрыть связь языков и регионального сообщества, дать представление о языковой ситуации и языковой политике региона. Таким образом, проблема (со)существования триады «язык, культура, этнос» послужила толчком к выделению таких понятий как «региональная этнолингвистика, «региональный язык», «региональная ментальность» и как следствие «региональное языковое образование».


Мы будем рассматривать язык, во-первых, как проявление и отражение культуры этноса, что позволит нам обозначить наряду с поли- и лингвокультурным аспектом языковую картину региона, во-вторых, как уникальную структурированную сеть элементов, являющих свое этническое ядро через систему значений и ассоциаций. Познание региональности поликультурного социума происходит с началом осмысления языковой ситуации, которая оформляется «под воздействием экстралингвистических факторов, процессов взаимодействия и взаимовлияния языков этносов, проживающих в рамках компактного пространства».


По мнению Э. А. Орловой, «…этнической общностью в самом широком смысле слова можно считать всякую осознанную языковую общность, сложившуюся на определенной территории» [5, С. 172]. Следуя утверждению А. С. Мельникова, можно говорить о так называемом «языке культуры», который представляет собой совокупность всех знаковых способов вербальной и невербальной коммуникации, объективирующих культуру этноса и выявляющих ее этническую специфику.


Прежде всего, исходя из многочисленных описаний, следует отметить, что этнолингвистическая картина финно-угорских народов богата и многообразна. В совокупности, это более двадцати народностей с их языками. Согласно С. И. Бруку, финно-угорские языки делятся на две основные подгруппы: финскую и угорскую. Автор делает акцент на описании принадлежности к угорской подгруппе обско-угорских языков, таких как хантыйский и мансийский, а также венгерский язык, «носители которого уже в конце 1-го тыс. н. э. переселились далеко на запад и оказались отделёнными от носителей обско-угорских языков» [2, С. 467]. Далее автор указывает, что в состав финской подгруппы входит наряду с пермскими языками – коми-пермяцким, коми и удмуртским языком и «прибалтийско-финно-волжские языки, к которым принадлежат мордовские (эрзя-мордовский и мокша-мордовский), марийский язык, саамский и прибалтийско-финские: финский, эстонский и ряд менее распространённых языков» [2, С. 470]. В этнический состав поликультурного социума исследуемого региона входят, прежде всего, народы мордвов, марийцев, чувашей и удмуртов. Каждый из них обладает своей историей, различным территориальным расположением, но, объединённых единой, и, в, то же время, многоликой финно-угорской самобытностью, этноязыковой значимостью и культурой. Так, при изучении современной языковой ситуации, опираясь на данные переписи 1989 года, исходя из общей численности мордвы в более одного миллиона человек, родным считают мордовский язык лишь 70% этнического населения, русский язык в качестве родного называют 27%.


Следующим важным моментом является то, что мордва имеют два близкородственных языка – мокшанский и эрзянский, составляя некое этническое и лингвистическое единство. Исторически этому предшествовало разделение в середине II тысячелетия до н. э. финно-пермской ветви на пермскую (удмуртский и коми языки) и финно-волжскую общность. Далее следовал уход прибалтийско-финских племен на северо-запад, в результате чего некоторое время последняя сохраняла единство, представляя марийско-мордовскую ветвь. В результате последующего процесса лингвистического развития произошло разделение языков на марийский и мордовский. Необходимо отметить, что между ними имеется определённое различие, имеющее частный характер по сравнению с общей массой сближающих их элементов. Во-первых, созданию современной мордовской письменности, возникшей по утверждению учёных в середине XVIII века при переводе христианской литературы на мокшанские и эрзянские языки, способствовал русский алфавит. Так, в мордовских языках учёные прослеживают заимствования из разных языков, в свою очередь, относящихся исторически к разным эпохам. К самым древним относятся слова иранского, литовского происхождения. Позже были заимствована лексика из тюркских языков. Однако, большее количество из тюркских заимствований в мокшанском и эрзянском языках татарской лексики. Во-вторых, имеется определённое различие и в фонетическом строе. Этот факт подтверждают данные, приводимые исследователями относительно некоторых особенностей в двух языках: близость в глагольных формах в мокшанском и эрзянском языках (93%), при употреблении именных форм на 85%, совпадение послеслогов наблюдается почти на 100%, союзов - на 84%, междометиий - на 81%. В-третьих, мы придерживаемся утверждения, что, по мнению этнологов и лингвистов можно говорить об абсолютном равенстве языков в том случае, если они «адекватно выполняют свою роль системы коммуникации культурно схожих людей». Как правило, во все времена мокшанский и эрзянский языки почти не использовались в дошкольных учреждениях, более того, среди мордвы за пределами Республики Мордовия мордовский язык изучался в отдельных школах. В регионе проживания мокшанского и эрзянского населения не является приоритетным выход периодических изданий на национальных языках. Сейчас среди мордвы хорошо развито двуязычие, которое носит односторонний характер: мокша и эрзя свободно владеют русским языком, а вот русско-национальное двуязычие развито слабо. Учёт социолингвистических компонентов при анализе этноязыковой ситуации крайне важен для дальнейшего функционирования всех параметров социальной базы языков, в частности этнодемографической составляющей. Таким образом, языковая картина мира Республики Мордовия – сложная по этнокультурным параметрам, по сочетанию национальных факторов.


Однако, принимая во внимание тот факт, что одним из показателей поликультурности в регионе служит качественное владение этническими группами населения не только русским, но и национальными языками, следовательно, актуальным является защита и сохранение этнической составляющей населения.


Одним из важнейших направлений формирования национальной языковой политики в регионе является, на наш взгляд, конструирование модели языкового образования, основанной на повышении общей этнокультурной составляющей всех национальностей мордовского сообщества, создании единой образовательной программы для всех типов образовательных учреждений. Рассматривая языковое образование как важнейший критерий для накопления культурного и интеллектуального капитала нации, мы отмечаем в качестве приоритетного направления в обществе, прежде всего воспроизводство и поддержание социального образца национального языка и культуры, воспроизводство их ресурсной базы и трансляцию в единую коммуникативную систему.




1. Брук, С. И. Население мира. Этнодемографический справочник / С. И. Брук. М.: Наука, 1986.


2. Брук, С. И. Языки мира / С. И. Брук, В. В. Иванов // Большая советская энциклопедия. Т. 30. М., 1978. С. 467-470.


3. Тишков, В. Народы Поволжья и Приуралья: Коми-зыряне. Коми-пермяки. Марийцы. Мордва. Удмурты / В. Тишков. М., 2000.


4. Орлова, Э. А. Социокультурное пространство обыденной жизни / Э. А. Орлова. М., 2002. С. 78.






© Коллектив авторов, 2011-2016, info@yazik.info