Язык. Культура. Общество. Сборник научных трудов. (This page is encoded with UTF-8 Unicode) ISSN 2219-4266


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА       О СБОРНИКЕ             РЕДКОЛЛЕГИЯ                 АВТОРАМ                       АРХИВ                       РЕСУРСЫ                     КОНТАКТЫ          

Язык. Культура. Общество. Выпуск 2. 2010 г.


СЕМАНТИКО–ТЕМАТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СУБСТАНТИВИРОВАННЫХ ЧИСЛИТЕЛЬНЫХ В РУССКОМ И ТАТАРСКОМ ЯЗЫКАХ



А. Ф. Гайнутдинова


Академия наук Республики Татарстан (г. Казань)


Настоящая статья посвящена тематической характеристике субстантивированных числительных в русском и татарском языках. С семантической точки зрения в сопоставляемых языках, в основном, субстантивируются числительные со значением лица, субстантивация же остальных числительных менее продуктивна. С функциональной точки зрения субстантивация числительных имеет ситуативно–речевое проявление, субстантивированные числительные в обоих языках в основном речевые, окказиональные.


Субстантивация числительных – одно из частных явлений, характеризующих изменения и взаимоотношения частей речи, – примерно одинаково представлена в русском и татарском языках. Условием субстантивации числительных является опущение существительного в двусловном сочетании «числительное + существительное». Двучленное выражение предмета и его количества заменяется однословным выражением этого же представления [2, С. 139].


В обоих языках субстантивации в той или иной степени подвержены все разряды числительных.


Субстантивированные количественные числительные в русском и татарском языках представлены следующими тематическими группами, являющимися общими для обоих языков (12): со значением лица: Один за всех, все за одного (Пословица); Бердә түгел, илдә көч (Пословица). ‘Сила не у одного, а у народа’; со значением «балл, оценка»: “Поставлю четыре, – подумала Надежда Сергеевна, – может быть, с этой четверки у нее начнется другая жизнь” (В. Дудинцев); Укытучы Әлфия апасы: – Менә яхшы! Менә тырышкан! – дип, кызга биш куеп чыгарды (И. Гази). ‛Учительница Альфия апа со словами: Вот хорошо! Вот старалась!, поставила девочке пять’; обозначающие названия карточных и др. игр, карточных терминов: Карточная игра «Тысяча» хоть и не новая, но очень популярная (ТВ); Бер карчык үзенең карта уйнап эштән чыгып беткән улына: “Их улым, улым, шул “егерме бер” харап итте инде сине”, – ди икән (М. Гали) ‘Одна старуха говорит своему сыну, окончательно испортившемуся, играя в карты: “Эх, сынок, сынок, “двадцать одно” как раз и испортило тебя”’; количественных числительных: мең – тысяча, миллион, миллиард: Стань телеведущим! Тебя узнают миллионы! (ТВ). Азмы аның кебекләр бу җирдә! Меңнәр, миллионнар! (М. Кәбиров). ‛Мало ли таких как он на этой земле! Тысячи, миллионы!’; со значением: «возраст»: Сейчас ему тридцать, а знаем мы его с 1984 года, когда ему было двенадцать, а на вид – лет восемь (С. Спивакова); Бүген аңа утыз тулды (газ. Ватаным Татарстан) ‛Сегодня ей исполнилось тридцать’; со значением: «денежная сумма»: За двести пятьдесят? – За пятьсот. – Прямо сейчас? (А. Слаповский); Беренче меңне кулына тоткач … “бәйрәм өстәле” оештырды. (Г. Гыйльманов). ‛Получив свою первую тысячу … устроил «праздничный стол»’; со значением «время» («час»): Марина позвонила около семи (А. Волос); Иртәгә мин иртәнге җиделәрдә … Мәскәүгә очам (А. Алиш) ‛Завтра я около семи утра лечу в Москву’; со значением «написанная цифра»: 6 обратное 9 – 6 – 9ның киресе (Разг.). 4 похож на стульчик – 4 урындыкка охшаган (Разг.); субстантивированные количественные числительные, указывающие на размеры: У них дом большой – десять на двенадцать. Аларның өйләре зур – унга унике (Разг.); со значением отвлеченного количества и арифметических действий: Если к десяти прибавить пять будет пятнадцатьУнга бишне кушкач унбиш була (Разг.); со значением «температура»: В одиннадцать часов вечера температура поднялась до сорока (А. Беляев); Тугызынчы тәүлектә температураң кырыкка күтәрелгән (И. Сәләхов) ‛На девятые сутки твоя температура поднялась до сорока’; со значением «очки (счет)»: Выиграл со счетом четыре один – Дүрткә ике исәбе белән җиңде (Разг.).


Таковы общие для обоих языков тематические группы субстантивированных количественных числительных. Однако имеются специфические проявления в каждом конкретном языке.


Во–первых, тематическая группа субстантивированных количественных числительных со значением «год» («годы») присуща только татарскому языку, т. к. субстантивированные числительные татарского языка со значением «год» («годы») в татарском языке являются диалектно–разговорным вариантом порядковых числительных и переводятся на русский язык порядковыми числительными. Например: Кырык биштә җиңү яулаганнар. Күптән инде бабай булдылар (С. Хазиев) ‛Те, кто в сорок пятом завоевали Победу. Давно уже стали стариками’.


Тематическая группа субстантивированных количественных числительных в значении «столетие, век» (йөз) характерна только для татарского языка, эквивалентом данного слова в русском языке выступает имя существительное «столетие; век». Например: Казан татарларының өске итәк куеп тегелгән күлмәкләре XVI йөзгә караган мәгълүматларда ук очрый (Р. Мөхәммәдова). ‛Платья Казанских татар, сшитые с оборками, встречаются уже в материалах, относящихся к XVI веку’.


Только татарскому языку присуща и субстантивация в значении «поминки по покойнику на третий (седьмой, сороковой) день»: өчесе – ‘поминки ... на третий день’, җидесе – ‘поминки ... на седьмой день’, кырыгы – ‘поминки ... на сороковой день’. Рассмотренные числительные субстантивировались в результате эллиптического опущения существительного көн ‘день’, и принятия аффикса притяжательности. В русском языке опущение существительного «день» в словосочетаниях «три дня», «семь дней», «сорок дней» (имеющих сходный смысл), не наблюдается, эквивалентами данных числительных в русском языке выступают имена существительные или словосочетания – третьины, седьмины, сороковины или поминки на третий (седьмой, сороковой) день.


Обоим сопоставляемым языкам присущи тематические группы субстантивированных порядковых числительных: со значением лица: Но я согласен избрать эту поговорку между нами двумя, с условием, не говорить ее никому третьему и чтобы уже раз навсегда: как сказал третьему, значит, кончен союз (М. Пришвин); [Мәхмүт:] Өченчесе кем соң? (И. Гази). ‛[Махмут:] А кто третий?’; со значением «блюдо»: На первое – суп, на второе – каша, на третье – чай – Беренчегә – аш, икенчегә – ботка, өченчегә – чәй (Разг.); со значением «год» («годы»): Как многие, с тридцать седьмого пахал в лагерях; как немногие, воротился в сорок первом (Ю. Давыдов);. Безгә медальләрне кырык өченчедә бирделәр, ә паспортларны – кырык бишенчедә генә (газ. Авыл утлары). ‛Медали дали нам в сорок третьем, а паспорта только в сорок пятом’; со значением «время» («час»): В пять минут десятого прибыли следственные власти (М. Булгаков); Ләкин болар исә анда кичке сәгать алтынчыда барып керә. (газ. Безнең гәҗит). ‘Однако эти приехали туда лишь в шестом часу’; со значением «класс»: Со всех сторон Витя чувствовал на себе десятки удивленных … взглядов учениц и учеников десятого “А” (В. Малов); Бервакытны алтынчыда укыганда …(Н. Фәттах). ‘Однажды, когда учился в шестом …’; со значением «этаж»: Мин өчтә яшим – я живу на пятом; со значением «место (призовое)»: За первое место … дадут золотой кубок. За второе и третье дадут меньше денег и серебряные и бронзовые кубки соответственно (газ. Спорт); Беренче урынга – телевизор, икенчегә – тузан суырткыч бирделәр (газ. Авыл утлары). ‛За первое место дали телевизор, за второе пылесос’; со значением номеров маршрутов: До центра едет восемьдесят третий Үзәккә сиксән өченче бара (Разг.); со значением ТВ каналов: По первому хорошее кино показывают – Беренчедән яхшы кино күрсәтәләр (Разг.).


Субстантивированные порядковые числительные со значением «часть, доля, результат деления какого–либо числа на равные доли»: сотая, десятая и др. присущи только русскому языку: Например: – Ну, сколько было шансов, что снова встретимся? Ноль целых, одна сотая! И вдруг именно эта сотая и перетянула (Е. Гинзбург). Субстантивированные порядковые числительные со значением «день (дни) недели» также отмечены только в русском языке. Например: На недельку, до второго (Песня). Эквивалентом слов, входящих в данные подгруппы в татарском языке выступают количественные числительные. Например: Бу – Җирнең Кояштан алган җылылыгының йөздән бере дигән сүз (Физика). ‛Это – одна сотая тепла, которую Земля берет у Солнца’. Аванс – һәр айның бишесенә кадәр, калган өлеше – 20сенә (газ. Безнең гәҗит). ‛Аванс – до пятого числа каждого месяца, остальное – до двадцатого’.


Как в русском, так и в татарском языках собирательные числительные субстантивируются со значением лица. Например: Все пятеро вышли из машины, осмотрелись по сторонам … (А. Грачев); Автобус тукталышына бишәү атлый (газ. Татарстан яшьләре). ‛Пятеро направились в сторону автобусной остановки’.


Субстантивация собирательных числительных не в значении лица отмечена только в татарском языке, когда они употребляются в значении количественных, а именно, при абстрактном счете предметов: Берәү, икәү, өчәү, дүртәү, Бишәү, алтау ярата, Үзе, наян, ярата да, Юри генә шаярта (Песня). ‘Один, два, три, четыре, пять, шесть – любит, Он сам, шутник, и любит, и дразнит’.


Только в татарском языке отмечена субстантивация разделительных числительных, – в русистике данный разряд числительных не отмечена. «Субстантивированные разделительные числительные употребляются, чаще всего, в формах винительного, направительного, и исходного падежей …», – пишут составители Татарской грамматики [3, С. 281]. Например: в винительном падеже – Күкәй пешерәләр, тәгәрәтеп уйныйлар, чирәмдә уйныйлар, балалар саен икешәрнеөчәрне … бирәм (Ф. Баязитова). ‘Варят яйца, катают их, в траве играют, каждому ребенку даю по два, по три’.


Итак, с семантической точки зрения в сопоставляемых языках в основном субстантивируются числительные со значением лица, субстантивация же остальных числительных менее продуктивна, среди которых субстантивы со значением: «возраст»; «денежная сумма»; «время» («час»); «написанная цифра»; субстантивированные количественные числительные, указывающие на размеры; со значением отвлеченного количества и арифметических действий; со значением «температура»; «очки (счет)»; «блюдо»; «год» («годы»); «время» («час»); «класс»; «этаж»; со значением «место (призовое)»; номеров маршрутов; ТВ каналов и др.


Как вполне справедливо утверждает Р. С. Газизов в «Сопоставительной грамматике татарского и русского языков»: «Имя числительное в обоих языках по своим функциям является совершенно аналогичной категорией» [1, С. 102]. Данная особенность числительных проявляется и в процессе субстантивации.


В заключении отметим, что субстантивация числительных в обоих языках носит весьма неустойчивый характер. Субстантивированные числительные в основном речевые, окказиональные. К узуальным можно отнести лишь образования типа первое беренче, второе икенче, третье өченче (блюдо).




1. Газизов, Р. С. Сопоставительная грамматика татарского и русского языков / Р.С.Газизов. Казань: Таткнигоиздат, 1966. 368 с.


2. Пешковский, А. М. Русский синтаксис в научном освещении / А. М. Пешковский. М.: Уч–педгиз, 1956. 512 с.


3. Татарская грамматика. Т. II. Морфология. Казань: Татарское кн. изд–во, 1997. 397с.






© Коллектив авторов, 2011-2016, info@yazik.info