Язык. Культура. Общество. Сборник научных трудов. ISSN 2219-4266


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА       О СБОРНИКЕ             РЕДКОЛЛЕГИЯ                 АВТОРАМ                       АРХИВ                       РЕСУРСЫ                     КОНТАКТЫ          

Язык. Культура. Общество. Выпуск 1. 2008 г.


ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ПОРЕФОРМЕННОГО РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МОРДОВИИ (1860 – 1905 ГГ.)



Т. П. Суродеева


Старший преподаватель кафедры лингвистики и МКК Мордовского государственного университета имени Н. П. Огарева


Манифест об отмене крепостного права от 19 февраля 1861 года стал юридическим актом, обозначившим хронологическую границу между феодализмом и капитализмом в нашей стране. Развитие России по капиталистическому пути при сохранении многочисленных пережитков крепостнических отношений порождало экономические трудности и противоречия, в преодолении которых важное место отводилось внешней торговле.


Развитие российской внешней торговли происходило крайне неравномерно. На ее оборот существенно влияли такие факторы как экономические кризисы, размеры урожая, войны, таможенная политика правительства и т.д. Внешняя торговля России чутко реагировала и на изменения, происходившие в мировом капиталистическом хозяйстве.


Пореформенная Мордовия как неотъемлемая часть России вступила в новый период рыночных отношений. В этот период Россия оставалась аграрной страной, вывозившей, за некоторыми исключениями, сельскохозяйственную продукцию и ввозившей промышленные товары.


Аграрные реформы 60–х гг. XIX в. дали значительный толчок развитию в сельском хозяйстве Мордовии капиталистических отношений. В результате реформ ускорялись процессы совершенствования материально–технической базы, агротехники, специализации земледелия, менялась структура посевных площадей. Гораздо более широкое развитие получило производство таких культур, как картофель, лен, конопля, табак, производство которых стимулировалось как развитием местной перерабатывающей промышленности, так и запросами общероссийского рынка.


В 1874 году корреспондент Пензенских губернских ведомостей сообщал, что в Саранском уезде льном было засеяно 550 дес., коноплей – 2,5 тыс. дес., а в Инсарском уезде посевы льна доходили до 8 тыс. дес., а конопли – 1,5 тыс. дес. В Наровчатском уезде посевы льна и конопли доходили до 2 тыс. десятин. В Краснослободском уезде от урожая 1873 г. получено конопляного семени до 5 тыс. четвертей на сумму 20 тыс. руб. и льняного до 7 тыс. четвертей на сумму до 56 тыс. руб. [14, С. 154].


Конопля значительно пополняла доходы крестьянских хозяйств. Первичная переработка конопли и изготовление из нее пеньки производилась кустарным способом. Размещение производства конопли по районам Мордовии было мало увязано с размещением промышленности, работающей на ее сырье. Многие веревочные и канатные фабрики находились в портовых городах, т. е. ближе к районам потребления, и довольно далеко от районов производства пеньки.


Большая часть производимой пеньки, получаемой в уездах Мордовии, вывозилась по водным путям и по железным дорогам в промышленные районы России и за границу. Саранские коноплянщики отправляли в Петербург через сурские пристани большие партии растительного масла. Пенька с Саранского рынка шла в Нижний Новгород и Горбатов на канатные фабрики. Наряду с коноплей и льном прибыль приносила и такая рыночная культура, как табак. Еще с 30–х годов в Саранске началась выработка махорки для рынка. В 1856 году купец Урванцов открыл в Саранске первую махорочную фабрику [3, С. 106].


В середине ХIХ века Россия становится одним из главных поставщиков хлеба на европейском рынке. Особенно быстро стал расти хлебный экспорт из России после отмены в 1846 г. хлебных законов в Англии, ограничивающих ввоз хлеба на английский рынок. Повышение спроса на хлеб со стороны внутреннего и внешнего рынков остро ставили вопрос о повышении товарности сельскохозяйственной продукции.


Ситуация на мировом хлебном рынке второй половины XIX – начале XX вв. складывалась из комплекса факторов, среди которых главными были цены, урожай в разных странах, условия транспортировки товара, размер таможенного тарифа и др. Влияли также и политические обстоятельства. Положение России на мировом хлебном рынке было определенным и устойчивым: она являлась крупным экспортером пшеницы, ржи, овса и других сельскохозяйственных товаров. Объемы экспорта русского зерна определялись англо–французским спросом. Однако в начале XX в. здесь стали заметны подвижки: Англия постепенно переориентировалась на американское зерно, Франция также перешла на использование дешевого хлеба собственных колоний. Россия же увеличила вывоз пшеницы в Италию, где высоко ценились твердые сорта этой культуры. Все эти международные подвижки на хлебном рынке вызывали географическую переориентацию российского вывоза от северо–западных портов к южным [13, С. 296].


Новым элементом мировой конъюнктуры стала конкуренция стран. На пшеничном рынке это были США, чуть позже Бразилия и Аргентина. Россия, чтобы сохранить за собой собственную нишу, должна была отвоевывать ее у других участников в условиях конкурентной борьбы, которая велась и политическими средствами. Поэтому значительная часть зернового экспорта России шла транзитом через Германию, что привело к удорожанию российских товаров за счет немецких таможенных пошлин. Россия в течение 1892 – 1894 гг. находилась с Германией в состоянии таможенной войны, которая началась из–за повышения последней тарифов на русский хлеб.


Как отмечает Н. Ф. Тагирова, волжские земства, на протяжении всего первого десятилетия XX в. постоянно обсуждали влияние таможенных договоров с Германией на объемы заграничного экспорта из губерний. Новый виток международной конкуренции в 1890 – начале 1900–х гг. был связан с подписанием конвенционных тарифов, согласно которым страны–участники устанавливали друг другу льготные (минимальные) тарифы [13, С. 297].


Все эти изменения отразились на российском зерновом экспорте. Он сокращался в 1892, 1898 – 1900 гг., менялась его структура. Важнейшим элементом конъюнктуры мирового рынка была цена зерна. На протяжении 1870–х – середины 1890–х гг. мировые цены уменьшались, что было связано с аграрным кризисом, а с середины 1890–х до середины 1920–х гг. наблюдалась тенденция их роста. Эта динамика проявлялась и в России. Наибольший спад цен в России пришелся на 1893 – 1896 гг.


Для Поволжья все перемены на мировом рынке преломлялись в необходимость изменения структуры посевных площадей, географической переориентации заграничного экспорта, развития крупного торгового капитала, который способен был противостоять международным конкурентам. В этой связи можно говорить о влиянии российского и мирового рынков на экономическое развитие края.


Мордовия была составной частью системы рыночных отношений Европейской России. Благоприятные природные условия Мордовии позволяли с давних времен выращивать здесь разнообразные хлебные культуры, как яровая пшеница, рожь, овес, ячмень, а также лен и коноплю и др.


Она торговала главным образом хлебом, пенькой, лесом, железом, чугуном, художественными и другими изделиями промышленности. По сбыту продукции и снабжению необходимыми товарами ее уезды тяготели к Москве, Нижнему Новгороду, Пензе, Симбирску.


До появления железной дороги товары вывозились гужевым и речным транспортом. Водный способ транспортировки грузов оставался в XIX – начале XX века важным каналом развития местного и общероссийского рынка. Во второй половине XIX века 80,2 % перевозимого по рекам груза приходилось на сельскохозяйственные товары, главным из которых был хлеб. Наличие таких торговых водных путей, как Сура и Мокша, технические возможности водного транспорта, дешевизна речной перевозки грузов – все это сохраняло за реками ведущую роль в развитии местного рынка, а также делало их важным средством связи региона с другими территориями страны [5, С. 271].


Из–за отсутствия систематических статистических данных для выяснения количества хлеба, вывозимого из Мордовии, нам пришлось пользоваться сохранившимися отдельными фактами. Учитывая тот факт, что вывоз хлеба из края производился в конце XIX века в основном с речных пристаней, то большой интерес представляет рассмотреть сохранившиеся материалы, содержащие данные по объему вывозимой продукции.


В середине XIX века по течению реки Мокши на территории Мордовии было 20 пристаней [8, С. 134]. Наиболее крупными из них являлись Кочелаевская, Троицкая, Краснослободская, Пурдошанская и Темниковская. С Краснослободской пристани ежегодно отгружалось до 200 тыс. пудов, с Пурдошанской – до 150 тыс. пудов хлеба, сала, поташа и других грузов. В 1857 году со всех мокшанских пристаней отправилось 35 судов с грузом почти в 1 млн. 277 тыс. пудов, из них 983,3 тыс. пудов хлеба [7, С. 108–118].


На реке Сура для Саранского и Карсунского уездов наибольшее значение имели Промзинская и Большеберезниковская пристани. По статистическим данным 1859 – 1865 гг. вес грузов, транспортировавшихся по Суре, составлял 1,09 % веса всех отправляемых на речных судах грузов страны [2, С. 444].


По данным 1865 года, на 14 сурских пристанях (в том числе Промзинской, Большеберезниковской, Кунеевской и Котяковской) было заготовлено к весенней навигации разных хлебов 356600 четвертей на сумму 2 миллиона рублей. (четверть на Сурских пристанях имела вес 10 пудов 5 фунтов. Куль – 9 пудов.) При этом на первом месте по–прежнему были пшеница и рожь – «карсунка–белица», спрос на которую был особенно велик: в зерне, муке и солоде ее продавалось в среднем свыше 3225 тысяч пудов в год. В 1870 году на Сурских пристанях было погружено к отправке в Рыбинск свыше 4020 тысяч пудов различных зернопродуктов, в 1878 году приблизительно столько же, зато через полтора десятилетия, то есть к 1885 году, это количество увеличивается до 6,5 миллиона пудов, из них более 6 миллионов пудов ржи, ржаной муки и овса [6, С. 163].


Немалое значение в успешном развертывании хлебных операций в Присурье имели мукомольные мельницы, расположенные поблизости к пристаням. Их насчитывалось до 200 (ветряные и водяные – в два–три и более поставов). В 60 – 70–х гг. XIX века возникли паровые мельницы, в том числе в Алатыре, а также в селах Знаменское, Порецкое, Промзино, Большие Березники [6, С. 161].


Развитие в крае предприятий по переработке зерна еще раз подтверждало, что сельскохозяйственное производство в Мордовии сохраняло ведущие позиции, тем самым за Мордовией закреплялось место на всероссийском рынке как зернопроизводящего и зерноперерабатывающего района. Развитие промышленного мукомолья говорило о процессах углубления разделения труда, которое шло в рамках регионального рынка.


Ввод в эксплуатацию железнодорожных линий Рузаевка – Казань, Симбирск – Инза, значительно сократил перевозки хлебных грузов по Суре, однако по данным 1897 – 1898 гг., Промзинская и Большеберезниковская пристани все еще продолжали сохранять свое былое значение, и с них ежегодно отправляется свыше 1 миллиона пудов разного хлеба [6, С. 163].


Клеянкин А. В. взяв суммарные данные за 50 – 55 лет, включая и неурожайные годы, пришел к выводу, что начиная с конца 40–х годов и по 1898 год включительно, Сурские пристани отправляли в Рыбинск в среднем от 2–х до 3,5 миллиона пудов разных хлебов ежегодно, что составляет за указанное время не менее 140 – 150 миллионов пудов, не считая других продуктов сельского хозяйства [6, С. 163].


Как отмечалось, конечным пунктом волжских хлебных караванов был Рыбинск, куда съезжались купцы из мест потребления хлеба и агенты иностранных фирм. Условия навигации диктовали обязанности по доставке груза с одной пристани на другую.


Во второй половине XIX в. регион активно участвовал в общероссийской торговле. Хлебный рынок Мордовии испытывал влияние мирового и российского рынков. Несмотря на неурожаи и возросшие трудности на мировом рынке зерна, русское правительство продолжало наращивать объем экспорта хлеба. Задача вывезти как можно больше хлеба на внешний рынок с тем, чтобы иметь возможность свести концы с концами в платежном балансе, становится одной из главных во внешнеторговой политике российского правительства. При этом по душевому потреблению хлебов, хотя и возросшему в 80–е годы, Россия продолжала занимать последнее место среди великих держав. «Не доедим, а вывезем» – так откровенно высказался министр финансов России И. А. Вышнеградский [4, С. 341].


Экономика Мордовии в пореформенный период носила ярко выраженный аграрный характер. Величина урожая отражалась на темпах и объемах промышленного развития, так как определялись масштабы сбыта, уровень прибылей производства. Если в дореформенный период в Мордовии была главным образом вотчинная (крепостная) и посессионная промышленность, основанная на труде крепостных крестьян и приписных работных людей, то в пореформенный период многие предприятия этого типа были закрыты вследствие того, что в новых экономических условиях они лишились основы своего существования – крепостного труда.


По данным Пензенского губернского статистического комитета, за 1856 год в городе Саранске насчитывалось 72 кустарных промышленных заведения. За первое десятилетие пореформенного периода в Саранске число промышленных заведений сократилось с 72 до 29. Одновременно с этим шел процесс концентрации производства и рабочей силы на оставшихся заведениях, где систематически увеличивалась выработка промышленной продукции. Так, если 72 промышленных заведения Саранска в 1856 г. выработали продукции на 155565 руб., то 29 промышленных заведений в 1872 г. выработали продукции на 494 630 руб., т. е. при общем сокращении числа предприятий в 2,5 раза выпуск продукции увеличился в 3,2 раза. Выпуск валовой продукции отдельными предприятиями был неодинаков [11, С. 338].


Введение раскладочного сбора в 1885 году и публикация статистических результатов наглядно показывают распределение предприятий по масштабам. Например, «в 1885 году из общего количества гильдейских промышленных предприятий Пензенской губернии – 168 с годовым оборотом в 4,775 млн. рублей. Годовые обороты 150 предприятий (89,2 процента) не превышали 50 тысяч рублей» [12, Л.134].


Анализ промышленных предприятий, находящихся на территории Мордовии, проведенный В. М. Агеевым, показал, что почти 84 % оборота всех промышленных предприятий (которых насчитывалось по всей Мордовии около 131), приходилось на долю пищевкусовой промышленности, занятой переработкой продукции растениеводства. Из разнообразных отраслей этой обработки наибольшее развитие получило мукомольно–крупяное производство, винокурение и спиртоочистительное производство. Затем махорочная, маслобойная и крахмало–паточная промышленность [1, С. 51].


Динамика изменения численности предприятий прослеживается по материалам статистических изданий на региональном и общероссийском уровне. Упадок суконной, свеклосахарной промышленности объясняется перемещением эпицентра деловой активности провинциального купечества на новые отрасли; мукомольное, лесопильное, крахмальное, винокуренное производства, что обусловливалось земледельческим характером хозяйства Мордовии.


Значительное развитие в пореформенной Мордовии получили крестьянские промыслы. Развитию крестьянской промышленности на территории Мордовии благоприятствовала, с одной стороны, крайняя нужда крестьянина–земледельца, которому собранный урожай не обеспечивал существования до следующего урожая, а с другой – наличие свободного от полевых работ времени, изобилие сырьевых материалов, лесных богатств и другие факторы. Поэтому развитие крестьянских промыслов в Мордовии, как и по всей России, было закономерно и необходимо. Оно давало крестьянину возможность пополнить свой бюджет чистым заработком дома или на стороне, удовлетворить потребность в домашней утвари, мебели и т. д. [10, С. 17].


Крестьянами–промысловиками Мордовии изготавливались изделия высокого качества, конкурентоспособные не только на внутреннем рынке, но и на внешнем. О конкурентоспособности и внешнеэкономических связях крестьянской промышленности Мордовии в период капитализма свидетельствуют данные по сбыту предметов народных промыслов (клепка, кружева, сукно, изделия из овчины и т. д.) за границу: в Германию, Францию и другие страны. Более половины народных промыслов, ориентированных на внешние рынки, падало на обработку дерева и растительного волокна, что было обусловлено наличием естественного сырья – леса [10, С. 45].


Рогожно–кулевой промысел в Мордовии возник задолго до отмены крепостного права. Его появление, как отмечает И. И. Фирстов, было вызвано растущей хлебной торговлей по рекам Суре, Мокше, Оке и Волге, а также наличием липовых рощ, где добывалось основное сырье – мочало [16, С. 159].


Широкое развитие на территории Мордовии получило изготовление бочкотарной клепки на внутренний и внешний рынок. Качество клепки, предназначенной для вывоза за границу, было высокое. От обыкновенной клепки она отличалась тем, что выделывалась крестьянами–промысловиками из отборного дуба. Иностранные владельцы фирм заключали с крестьянином–промысловиком контракт либо непосредственно, либо через посредников–предпринимателей.


В 1892 г. выполняя условия контракта, промысловики Симбирской губернии отправили французской фирме «Перррен» 600 тыс. клепок. Отправкой бочкотарной клепки из Симбирской губернии занимался крупный немецкий промышленник Миклич. Заготовкой и отправкой клепки на внешний рынок занимались крестьяне–промысловики не только Симбирской губернии, но и Саранского, Наровчатского и Краснослободского уездов Пензенской губернии и некоторых других, вошедших в состав современной Мордовии. Из Краснослободского уезда клепку отправляли за границу местные купцы водным путем через Москву [9, С. 380].


Из Саранского, Алатырского, Краснослободского и Спасского уездов за границу поставлялись: клепка, пенька, пакля, лес и изделия из леса [15, С. 250–445].


Во второй половине XIX в. кружевной промысел распространился по деревням и стал делом многих мастериц Мордовии. Широкие полосы кружевных узоров украшали полотенца, скатерти, передники, простыни, оконные занавески, накидки и т.д. Кружево наряду с вышивкой утвердилось в качестве элемента национального костюма мордвы. В частности, в эрзянской женской одежде подол передника украшался вышивкой и поперечными кружевными полосами. Кружева вырабатывались различными способами: плетением, вязанием, ткачеством и т. д. Своей красотой, оригинальностью, легкостью и воздушностью мордовские кружева покоряли сердца не только российского, но и зарубежного потребителя. Особенно развит был кружевной промысел в уездах Нижегородской и Тамбовской губерний. Кружева из Темникова пользовались спросом во Франции, Англии, Египте, Австралии [10, С. 49–50].


Проведенный анализ крестьянских промыслов на территории пореформенной Мордовии показывает, что изделия крестьян Мордовского края, занимающихся неземледельческими промыслами, находили сбыт на внутреннем и частично на Европейском рынках. Лесоматериал, бочкотарная клепка, пенька, художественные изделия из чугунного литья и дерева, кружева темниковских мастериц, одежда с мордовской вышивкой, сукно и ковры промысловиков славились на европейских рынках. Это свидетельствовало о высоком качестве товарного производства крестьянских промыслов на территории Мордовии и значительном развитии внешнеэкономических связей Мордовии не только с отдельными регионами России, но и с рядом Европейских стран.


Московско–Казанская и Рязанско–Уральская железные дороги, связывающие Мордовию с Москвой, Поволжьем, а также промышленными центрами Черноземья значительно расширили торговые возможности края и играли большую роль для развития внешнеэкономических связей.


Железные дороги, объединяя и концентрируя производительные силы в пореформенной России, рассеянные на обширной территории, явились могущественным фактором в процессе развития всероссийского внутреннего рынка для развивающихся рыночных отношений. Железные дороги связали город и окраины, торгово–промышленные центры с крупными городами, создали условия для экономического и культурного развития, способствовали включению провинции в единое экономическое пространство страны, развитию торговли как между городом и селом, так и между различными регионами.


С 1890–х гг. под влиянием финансовой и тарифной политики государства железнодорожный транспорт все больше открывал Мордовии экспортный рынок. Государственная политика протекционизма оказывала стимулирующее воздействие на развитие экспорта и расширение рынка сбыта продукции.




1. Агеев, М. В. Размещение и специализация сельского хозяйства в дореволюционной Мордовии / М. В. Агеев // Учен. зап. МГПИ им. А. И. Полежаева. Саранск, 1956. Вып. 4. С. 30–52.


2. Военно–статистический сборник. Вып. 4. СПб, 1871. С. 444.


3. Воронин, И. Д. Саранск Историко–документальные очерки / И. Д. Воронин. Саранск, 1961.


4. Ионичев, Н. П. Внешние экономические связи России (IX – начало XX века) / Н. П. Ионичев. М., 2001.


5. История Мордовии с древнейших времен до 1860–х гг. / Под ред. Н. М. Арсентьева, В. А. Юрченкова. Саранск, 2000.


6. Клеянкин, А. В. О хлебной торговле на Сурских пристанях в XIX в. / А. В. Клеянкин // Тр. НИИЯЛИЭ при Совете Министров МАССР. Саранск, 1968. Вып. 34. С. 158–166.


7. Материалы для географии и статистики России. Пензенская губерния / Под ред. Рябинина. Ч. 1. СПб., 1867.


8. Мейн, В. Ф. Россия в дорожном отношении / В. Ф. Мейн. Т.1. СПб., 1902.


9. Нестерова, Н. В. Внешнеэкономические связи крестьянской промышленности Мордовии (конец XIX в.) / Н. В. Нестерова // Исторические и политические науки в контексте современных культурных традиций : материалы IV Сафаргалиев. чтений. Саранск, 1999. С. 380.


10. Нестерова, Н. В. Крестьянская промышленность Мордовии во второй половине XIX века : учеб. пособие / Н. В. Нестерова, О. Б. Михеева. Саранск, 2000.


11. Очерки истории Мордовской АССР: в 2 т. Т. 1. Саранск, 1955.


12. Российский государственный исторический архив (РГИА), Ф. 573, Оп. 34, Д. 204, Л. 134.


13. Тагирова, Н. Ф. Хлебный рынок Поволжья во второй половине XIX – начале XX вв. : Дис. … д–ра ист. наук / Н. Ф. Тагирова. Самара, 1999.


14. Тувин, А. С. Структура посевных площадей и урожайность в крестьянском земледелии Мордовии в 1861–1905 гг. / А. С. Тувин // Тр. МНИИЯЛИЭ. Вып. 103. Серия историческая. Саранск, 1991. С. 143–172.


15. Торговля и промышленность Европейской России по районам. Вып. 4. СПб., 1904. С. 250–445.


16. Фирстов, И. И. Рогожно–кулевой промысел в пореформенной Мордовии (1861–1917 гг.) / И. И. Фирстов // Труды МНИИЯЛИЭ. Вып. 45. Саранск, 1974. С. 158–224.






© Коллектив авторов, 2011-2016, info@yazik.info