Язык. Культура. Общество. Сборник научных трудов. ISSN 2219-4266


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА       О СБОРНИКЕ             РЕДКОЛЛЕГИЯ                 АВТОРАМ                       АРХИВ                       РЕСУРСЫ                     КОНТАКТЫ          

Язык. Культура. Общество. Выпуск 1. 2008 г.


ИЗ ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ МОРДОВИИ В XVI – XVIII ВВ.



Т. П. Суродеева


Старший преподаватель кафедры лингвистики и МКК Мордовского государственного университета имени Н. П. Огарева


Внешнеэкономические связи, посредством которых реализуется участие в международном разделении труда, являются одним из существенных факторов, определяющих перспективы развития экономики регионов.


Полемика о месте и роли России в истории мировой экономики продолжается, тем самым не иссякает научный и общественный интерес к ретроспективному исследованию внешнеэкономических отношений России и ее регионов. Изучение исторического опыта внешнеэкономических связей дореволюционной России, дает возможность выявить элементы сходства и различия между прошлым и современностью, позволяет более глубоко постигать современные реалии, учитывать специфику и потенциал региона. Изучение исторического опыта внешнеэкономических отношений, складывавшихся в течение столетий, дает возможность определить место и значение отдельных российских регионов в сложной системе внешнеторговых связей.


Освещая основные этапы и направления развития внешнеэкономических связей Российского государства, необходимо рассматривать процессы, происходившие в социально–экономической сфере: сельском хозяйстве, ремесле и промышленности, торговле и в товарно–денежных отношениях в целом. Проанализировать определенные тенденции в развитии внешнеторговых отношений России можно, рассмотрев ассортимент товаров, эволюцию экспорта и импорта в связи с развитием определенных отраслей хозяйства, влияния на эти процессы таможенной и экономической политики.


В XVI – XVII вв. происходит стремительное экономическое развитие ряда стран Западной Европы. В результате создания мануфактурного производства в Англии, возникает необходимость, как в новых источниках сырья, так и в рынках сбыта. Внутреннее развитие страны требовало выхода на мировой рынок, установление сношений с Россией как нельзя лучше отвечало этому требованию [11, С. 104]. Располагая необходимыми ресурсами и товарами, Россия занимала также выгодное географическое положение. С расширением территории и упрочением политической и экономической самостоятельности и независимости Русского государства открылись более широкие возможности развития торговых отношений с Западом и Востоком.


На внешние рынки из Московии в XVI веке вели шесть основных международных торговых путей: Беломорский, Новгородский, Поволжский, Сибирский, Смоленский и Украинский [3, С. 68]. Наиболее оживленными и значительными с точки зрения торговых оборотов были Беломорский и Поволжский пути. Их важность обусловливалась благоприятным расположением речных систем, которые в рассматриваемый период оставались основным средством коммуникации. Необходимо отметить, что свою роль играли и политические факторы: Балтийский путь утратил свое значение после падения Великого Новгорода и разрыва отношений с Ганзой, Сибирский путь находился в стадии освоения, а Смоленский не получил существенного развития ввиду политических противоречий с Литвой и Польшей.


В западноевропейской торговле уделялось большое внимание водному пути по Волге, по которому можно было осуществлять транзитную торговлю с восточными странами, Ираном и Китаем. На волне разнообразных и противоречивых интересов в Россию хлынули иностранные предприниматели, дипломаты, купцы, ученые. Одно из первостепенных мест в их среде занимали англичане, в сочинениях которых, пожалуй, впервые сложились стереотипы восприятия народов Российского государства, в том числе мордвы [11, С. 117].


Следует отметить, что Мордовия до 1928 – 1934 гг. не представляла собой ни территориальной, ни административной целостности. Мордовский народ был расселен по различным губерниям Российской империи: Пензенской, Симбирской, Нижегородской, Тамбовской, Саратовской и др. Города Мордовии – Саранск, Темников, Инсар, Краснослободск, Атемар, возникшие преимущественно в 40–х гг. XVII в. в связи с проведением пограничных сторожевых черт Российского централизованного государства, – с развитием товарно–денежных отношений постепенно превращались в центры развития ремесла и торговли.


Из Москвы путь в Поволжье проходил по Москве–реке до Коломны, по Оке до Нижнего Новгорода и далее по Волге. Второй путь шел сухопутьем до Ярославля и далее по Волге [4, С. 65].


В XVII в. усиливалось экономическое значение Нижнего Новгорода. Нижний Новгород стал центром Поволжской торговли с азиатскими странами и центром внутренней хлебной торговли. Весь Двинский край, часть Новгородских земель, Вятский и Пермский края, Москва и те местности, где возникал неурожай зерновых, покупали хлеб в Нижнем, куда он доставлялся из ближних хлебных местностей. На Макарьевскую (Нижегородскую) ярмарки хлеб привозили купцы из Свияжска, Чебоксар, Казани, Алатыря, Симбирска и Саранска [4, С. 66].


На ярмарке было распространено прасольство и офенство. Прасольство означало скупку товара у непосредственных производителей для перепродажи оптовику. Офени занимались продажей мелкого товара в розницу. Прасольство и офенство было разновидностью мелкой посреднической торговли, способствовавшей формированию местных и региональных рынков.


В середине XVII в. развивалось товарное производство, росла значимость денежного обращения, более или менее заметно повышалась роль купечества, наиболее удачливые купцы по поручению правительства торговали за границей пушниной и различным сырьем, закупали продовольствие для армии, собирали налоги, таможенные и кабацкие деньги и т.д. В это время российское купечество настойчиво выступает перед правительством с просьбами защитить их торговые интересы на внешнем и внутреннем рынке.


В царствование Алексея Михайловича Романова особенно укрепилось положение купечества и значительно увеличилось число приказов, занимавшихся сбором налогов. Были проведены экономические и правовые реформы, которые позитивно сказались на развитии таможенного дела в России. Важным шагом в этом направлении стало принятие Торгового Устава 1653 г. «О взимании таможенной пошлины с товаров в Москве и в городах, с показанием, поскольку взято и с каких товаров», благодаря которому возникли таможни в городах России, в том числе в Саранске.


Благодаря выгодному географическому положению, Мордовия пересекалась рядом больших трактовых путей, связывающих ее с Москвой, Поволжьем, а также с промышленным и черноземным центрами России. Мордовские земли пересекал один из стариннейших гужевых трактов, соединявший прикаспийские степи с Москвой. По этой дороге проезжали послы из Москвы в Астрахань и в Заволжье в Ногайскую орду, и за ней закрепилось название Посольской дороги. Из–за того, что эта дорога связывала Москву с Ногайской ордой, в некоторых старинных документах она именуется Ногайской [1, С. 8]. Большой Московской гужевой тракт соединял район Саранска через Саратов с Астраханью, а через Арзамас, Муром – с Москвой и Нижним Новгородом [1, С. 9–11].


Одной из важных предпосылок развития внешнеэкономических связей в Мордовском крае являлось наличие торговых путей. Большие гужевые пути явились важным фактором экономического развития края, и во многом определяли направление и масштабы внешнеторговых отношений. К концу XVII в. г. Саранск имел связи с целым рядом городов: Москвой, Арзамасом, Астраханью, Архангельском, Вязниками, Саратовом, Муромом, Шуей, Переяславль–Залесским, Нижним Новгородом, Вологдой, Владимиром [9, С. 61–62].


Большинство перевозок между волостями и уездами губерний производились главным образом по гужевым и водным путям, почтовым и скотопрогонным трактам. Необходимо обратить внимание на тот факт, что обширные пространства, леса, отсутствие камня для мощения дорог очень затрудняли гужевые перевозки. Дороги были грунтовые: полотно легко портилось от дождей, а в летнюю жару засыхало кочками. Голландский путешественник Корнелий де Бруин побывавший в мордовском крае в октябре 1707 г., в своем дневнике воссоздает подробную картину природного, экономического и бытового состояния края в начале петровских преобразований. Его обоз двигался традиционной сухопутной дорогой: Астрахань – Саратов – Пенза – Инсар – Троицк – Темников – Касимов – Владимир – Москва [11, С. 174].


Несомненный интерес представляет отображенное им состояние дорог. Чаще всего он фиксировал плохое состояние дороги. Так было, например, между Темниковом и Веденяпином («…шла дурная дорога лесом…»), а так же далее, вплоть до Куликова («…здесь мы нашли предурную дорогу, усеянную ямами…»). Более или менее приемлемый тракт он нашел между Кочелаевом и Троицком, на что и указал («…выбрались на окольную дорогу, очень просторную…») [11, С. 177].


Развитие в стране сети больших почтовых государственных трактов имело значение для экономического и культурного роста. В 1751 году, по сенатскому указу, были учреждены почтовые станы от Москвы до Саратова через город Муром. Этот тракт прошел через Саранск и Пензу. В 1783 году был открыт почтовый тракт из Нижнего Новгорода на Пензу, который также прошел через Саранск.


Близость региона к крупнейшим водным артериям Европейской России – Волге и Оке способствовала приобщению края к общероссийским историческим и социально–экономическим процессам. Волжский бассейн, охватывающий треть территории Европейской России и соединяющий различные по природным и экономическим условиям районы, имел огромное торговое значение. Благодаря удобному и дешевому волжскому транспорту создались условия для широкого товарного обмена. Связь Мордовии с другими губерниями и центром России облегчало существование таких судоходных рек, как Мокша и Сура. По Волго–Камскому речному бассейну складывались торговые пути в Сибирь, по Волге через Каспийское море в Иран, Персию, другие государства Средней и Передней Азии.


Территориальное освоение Поволжья в XVI – XVII в. было одновременно и процессом втягивания его в складывавшийся всероссийский рынок. По материалам Саранской таможенной книги за 1692 г. можно изучить ассортимент товаров, величину торговых оборотов, направление рыночных связей края с различными пунктами страны, специализацию края в условиях складывающегося всероссийского рынка. С товарооборота местного торга собирали таможенные пошлины, дававшие государственной казне значительный доход.


Ценные сведения о внешнеторговых связях России и ее регионов содержатся во многих западноевропейских и российских источниках, зафиксировавших торговые взаимоотношения на внутреннем рынке России XVI – XVIII вв. Целый комплекс западноевропейских источников представляют труды, записки и сочинения путешественников, дипломатов, послов, предпринимателей и приглашенных специалистов, а также ученых. В трудах А.Дженкинсона, Ф. Тьеполо, Д. Горсея, Д. Флетчера, С. Герберштейна, П. Петрея, С. Нейгебауэра, А. Олеария, И. Ф. Кильбургера, Ф. Авриля, И. де Родоса, К. де Бруина, П. С. Палласа, И. Г. Георги, И. П. Фалька, К. Р. Берка и др. имеются сведения о представителях народов Среднего Поволжья.


Западноевропейские авторы XVI – XVIII вв. достаточно подробно описывают хозяйственную деятельность, экономику народов, проживающих на территории Среднего Поволжья, в том числе и мордвы. Данная территория привлекала столь пристальное внимание со стороны иностранцев из–за богатства природными ресурсами. Их также интересовали товары, которые они могли бы здесь приобрести. Западноевропейские исследователи указывали на то, что хозяйство представителей народов Среднего Поволжья имело комплексный характер, сочетая в себе земледелие, животноводство и неземледельческие промыслы.


Джилс Флетчер, прибывший в Россию в 1588 г. с дипломатической миссией, уделил пристальное внимание оценке природных ресурсов территории Среднего Поволжья. В своей книге «О государстве Русском», он приводит подробные сведения о состоянии внутреннего рынка и товарах, которые наиболее востребованы в различных регионах государства. Среди приоритетных товаров он называет мед: «Третье произведение – мед, который, кроме того, что в значительном количестве употребляется самими жителями для напитков – медов разного рода и прочего, вывозится в довольно большом количестве за границу. Мед преимущественно получают из мордвы и Кадома, близ земли черемисских татар…» [10, С. 142].


Свидетельство Д. Флетчера о меде и воске с четким указанием района их производства не является случайным, так как в числе лучших предметов своей торговли в России англичане называли продукт, сопутствующий меду – воск. В Московии долгое время существовал запрет на экспорт воска, одним из важнейших поставщиков которого был Мордовский край. Московские государи долгое время считали воск заповедным товаром.


В одной из грамот 1555 г. Иван IV Грозный запретил вывозить воск из страны и только в 1588 г. в письме Федора Ивановича к английской королеве указывалось: «По нашему приказу наши приказные люди приказывали твоим людям, чтоб возили в наше государство ямчюгу и зелье и селитру и свинец, а мы потому ж всякие товары из своего государства выпущали без вывету, и твои гости торговые люди к нам ямчюги и зелье и свинцу не вывозят, да и сторонним мешают вывозить и заказывают вывозити; и мы ныне учинили вперед в своем государстве указ свой твоим торговым людем и всяким иноземцом розных государств: хто вывезет зелье и ямчюгу и серу и селитру, и тот бы товар меняли по договору с нашими торговыми людми на наш товар, на воск, а хто не вывезет товару того зелья и ямчюги и свинцу, тем гостем воску из нашего государства не выпустят, а опроч того товару зелья и ямчюги и серы и свинцу и воску всякой товар по старине с обе стороны торговати по старине». В ходе переговоров Д. Флетчера с русским правительством было решено, что воск будут менять англичане на селитру, порох и серу [11, С. 114]. Он также сообщает о номенклатуре экспортируемых товаров, среди которых он называет пушнину, воск, кожи.


Мед и воск были важной статьей экспорта из мордовского края. Мордовский мед считался одним из лучших в стране. Кильбургер, член шведского посольства в русском государстве в 1673–74 гг., характеризует развитие русской торговли и приводит перечень российских товаров. «Мед. Хотя тут и там в Москве добывается много меду как белого, так и бурого, и ранее вывозилось немалое количество, но в провинции Мордве собирается все–таки наилучший и теперь весь потребляется в стране… Воск добывается в большом количестве в Нижней, Казанской, в Мордве и других местностях…» [2, С. 188].


Необходимо отметить, что в XVII в. наблюдается резкое сокращение бортного промысла. Упадок этого промысла связывают с ростом численности жителей края и вырубкой лесов для нужд поташных, винокуренных, железоделательных заводов, строительства домов и хозяйственных помещений, получения лыка, луба, дегтя. По данным таможенных книг г. Саранска, продажа меда и воска на его рынке с 1678/79 г. по 1691/92 г. сократилась в 8 раз – с 4,5–5 тыс. пудов до 569,5 пудов. В 1726 г. на саранском рынке было продано 739 пудов меда и 30 пудов воска [6, С. 118].


Среди отраслей крестьянского хозяйства по уровню товарности выделялось хмелеводство, которое стимулировалось высоким спросом на внутреннем рынке страны. Согласно Саранской таможенной книге, в 1691/92 г. из Саранска было отправлено хмеля 1,5 кипы, в 1726 г. – 63 кипы. На московском рынке уже в 80–е годы XVII в. встречались торговцы хмелем из Мордовии, среди которых были продавцы, являвшие хмель собственного производства [6, С. 116].


Больше всего товарного хмеля собирали в Алатырском уезде. По данным переписи 1746 г., в селах и деревнях этого уезда площадь хмельников составляла «76 десятин с третью и 19 сажен». С нее снимали в год хмеля «525 пуд с полу и более» [7, Л. 180]. Кроме культурных хмельников у мордовских крестьян было много лесных хмельников, в которых собирали «дикий» хмель.


П. С. Паллас констатировал ведущее место в экономике мордовского края сельскохозяйственного производства, благоприятные условия для его развития [5, С. 90–91]. Хлеб являлся основным товаром рынка Мордовии уже в середине XVII века. Красная Слобода и Темников были в это время пунктами постоянных закупок купцов, снабжавших хлебом Москву [6, С. 113–114]. Из технических культур высевали коноплю и лен. Возможность всестороннего использования конопли на прядильное волокно (посконь), в виде пеньки (матерка) и масло семян превратили ее в важную сельскохозяйственную культуру для удовлетворения необходимых нужд основных масс крестьянства и на продажу.


Постоянными на местных торгах были товары животноводства – лошади, крупный рогатый и мелкий скот, свиные туши, кожевенное сырье и овчины, мясо, сало, щетина, коровье масло, домашняя птица и др. По имеющимся источникам можно заметить, что распространенность на местном рынке отдельных видов товаров животноводства с течением времени изменялась. В XVII в. важной статьей рынка Мордовии были лошади и рогатый скот. Так, в 1661–62 г. крестьяне Красной Слободы продали в г. Козлове 88 лошадей, что составило около 15% от числа всех проданных лошадей на его конской площадке [8, Л. 621].


К концу XVII в. значительное место на саранских тогах начинают занимать и другие виды животноводческих товаров. В 1691–92 г. на них было продано 404 «животин рогатых», 40 овец, 215 свиных туш, 386 пудов сала и 1455 «сырых» и «сухих» «яловичных кож», «овчин», и «конин». Количество сырых и неотделанных кож, имевших высокий спрос на внутреннем рынке страны, увеличивается на саранских торгах в последующее время. В 1726 г. на них было продано 3530 «яловичных кож», 2064 «овчин», 234 «конины», 41 пуд коровьего масла, 315 пудов сала, 107 пудов щетины [6, С. 117–118].


Несмотря на развитие земледелия и животноводства, охота продолжала играть определенную роль в хозяйственной и экономической жизни мордовского населения. П. С. Паллас отмечал: «Живущие в лесистых странах ходят, зимою и на звериные промыслы и не пропускают никакого случая, при котором можно получить себе прибыль» [5, С. 83–84]. Пушнина была обычным товаром рынка Мордовии. По данным саранских таможенных книг, в 1678–79 гг. приезжие торговые люди вывезли из саранского рынка различных мехов 1580 штук, в 1691–92 гг. – 3874 штуки. В1726 г. в Саранске было продано мехов 1895 штук [6, С. 118].


Местные природные условия сказывались на ассортименте товаров сельской промышленности Мордовии. Обилие лесов позволяло населению изготовлять изделия, связанные с обработкой дерева – лыко, лубки, мочало, рогожные изделия, лапти, драни, тесины, срубы, колеса, сани, деревянная посуда и утварь, деготь, зола, струги, лодки и др. Среди местных товаров следует также отметить гончарные изделия (горшки, кувшины, чарки). Наиболее крупный очаг гончарного производства в Мордовии с начала XVII в. находился в с. Пурдошки. В начале XVIII в. изделия пурдошевских гончаров вывозились в ближние города – Кадом, Елатьму и др. [6, С. 121].


П. С. Паллас говорил о развитии горшечного производства у мордвы. Так в деревне «Арате живет много горшечников, которые обжигают глиняную посуду в больших изсверленных горшках, какие обыкновенно употребляются в России вместо обжигательной печи, и раскалившуюся посуду обмакивают в стоящий горшок на огне, в котором кипит вода с мукою смешанная, и сказывают, что от сего посуда крепче делается» [5, С. 92].


П. С. Паллас так же упоминает среди традиционных промыслов и ремесел мордвы, изготовление поташа [5, С. 93]. Поташ имел большой спрос на внутреннем рынке и занимал одно из первых мест во внешней торговле Русского государства. Для удобства управления поташной промышленностью все казенные предприятия заводились в одном регионе – Среднем Поволжье, так как здесь были наиболее благоприятные условия для этого. В 1707г. была создана специальная структура – Починковская поташная контора, под чье управление были переданы большинство казенных поташных заводов. Для повышения доходности неоднократно вводилась монополия государства на экспорт поташа, которая в XVIII в. сменилась монополией на его производство.


Основными товарами, которые ввозились в Мордовию были, соль, сукна, шелк, москательные и хозяйственные товары, сахар, чай, кофе и др. [9, С. 7–9].


В трудах западноевропейских исследователей XVI – XVIII вв. достаточно четко фиксируется хорошее знание номенклатуры товаров и ресурсов Мордовского края, а также владение ими сведениями о внутриполитической ситуации, сложившейся в регионе. Органично восполнить немногочисленность и фрагментарность подобных свидетельств, позволяет привлечение сведений о торговом делопроизводстве и таможенном контроле. Богатые природные ресурсы мордовского края давали возможность вывозить в другие места для обмена и продажи не только хлеб, скот, хмель, пушнину, продукцию пчеловодства, предметы ремесел, а также товары промышленных предприятий.




1. Воронин, И. Д. Саранск. Историко–документальные очерки / И. Д. Воронин. Саранск, 1961.


2. Документы и материалы по истории Мордовской АССР. Т.1, Ч.1. Саранск, 1940.


3. Ионичев, Н. П. Внешние экономические связи России (IX – начало XX века) / Н. П. Ионичев. М., 2001.


4. Никитина, С. К. История Российского предпринимательства / С. К. Никитина. М., 2001.


5. Паллас, П. С. Петра Симона Палласа путешествие по разным провинциям Российской империи / П. С. Паллас. СПб., 1809.


6. Прокаев, В. К. О крестьянской торговле в Мордовии во второй половине XVII– начале XVIII века / В. К. Прокаев // Проблемы истории сельского хозяйства и крестьянства Мордовии. Труды МНИИЯЛИЭ. Вып. 79. С. 120.


7. Российский государственный архив древних актов (РГАДА), Ф. 1239, Оп. 1, Ч. 51, Д. 368, Л. 180.


8. РГАДА, Ф. 210, Книги Денежного стола, Д. 329, Л. 621–775.


9. Саранская таможенная книга за 1692 г. Саранск, 1951.


10. Флетчер, Д. О государстве русском / Д. Флетчер // Россия XVI века. Воспоминания иностранцев. Смоленск, 2003.


11. Юрченков, В. А. Взгляд со стороны / В. А. Юрченков. Саранск, 1995.






© Коллектив авторов, 2011-2016, info@yazik.info