Язык. Культура. Общество. Сборник научных трудов. ISSN 2219-4266


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА       О СБОРНИКЕ             РЕДКОЛЛЕГИЯ                 АВТОРАМ                       АРХИВ                       РЕСУРСЫ                     КОНТАКТЫ          

Язык. Культура. Общество. Выпуск 1. 2008 г.


ОСОБЕННОСТИ ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ



А. А. Сомкин


Доцент кафедры лингвистики и МКК Мордовского государственного университета имени Н. П. Огарева, кандидат философских наук


Е. В. Еракина


Студентка 4 курса специальности «Регионоведение», Мордовский государственный университет имени Н. П. Огарева


К началу XXI века Россия вновь подошла в активном поиске дальнейших путей своего развития. Глубокие изменения произошли за последние десятилетия и в социально–политической сфере. Сегодня рекламные кампании (политическая рекламистика) становятся «преобладающим средством ориентации в российском политическом пространстве, функционирующем по классическим законам рынка. Организации специалистов по продаже политических товаров, обеспечивающие как формирование и отслеживание политического спроса, так и предложение потребителям нужной информации, становятся чуть ли не главными действующими лицами современного политического процесса» [3].


Вновь начинают осознаваться возможности информационного воздействия и потенциал государственной информационной политики как одного из важнейших направлений деятельности институтов власти и государственного управления. Свидетельством качественно иного отношения к информационной политике также стало появление у Президента РФ и государственных органов собственных сайтов в Интернете, организация Интернет–конференций В.В. Путина и т.д.


Изменение отношения российских властных структур к возможностям политики в информационной сфере ярко прослеживается на примере взаимоотношений государства со СМИ. Если 1990–е гг. – это период тотального отказа от государственной монополии в информационной среде, то сегодня на смену подобной практике приходит активное государственное регулирование как механизм формирования политики в отношении СМИ. Государство приступило к совершенствованию нормативно–правовой базы, пыталось установить новый формат взаимоотношений в противовес лоббистским методам давления.


Так, внесенные в 2003 г. изменения и дополнения в ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и прав на участие в референдуме граждан Российской Федерации» № 67–ФЗ от 12 июня 2002 г. свидетельствуют о попытке вывести институт СМИ за рамки политического процесса. Согласно закону, запрещена любая деятельность, способствующая созданию каких–либо преимуществ в «восприятии» гражданами либо кандидатов, либо политических партий [2]. Иными словами, СМИ могут быть обвинены в незаконной агитации, если чуть больше внимания уделяют одному из кандидатов. Проявлением этих идей на федеральных телеканалах, например, являются дебаты кандидатов не в прямом эфире, а в записи (впервые в мире).


Одновременно начался процесс создания государственного сектора медиаотрасли: программная политика федеральных государственных СМИ («Первый канал», «Россия», «Культура», «Спорт», «Радио России», «Маяк», «Голос России», информационные агентства ИТАР–ТАСС и РИА «Новости», Национальная информационная служба Страна.Ru, «Российская газета» и т.д.), СМИ «Газпром–Медиа» («Итоги», «Известия», «НТВ», «ТНТ», «Эхо Москвы», «Relax FM» и др.), государственных региональных СМИ является частью национальной информационной политики.


Данный этап характеризуется не только изменением формата взаимоотношений государства со СМИ, но и расширением спектра вопросов политики государства в информационной сфере. Одобренная в октябре 1998 г. «Концепция государственной информационной политики» определила не только систему взаимоотношений государства со СМИ и процессы информатизации, но и такие глобальные направления, как:


1. формирование единого информационного пространства России;


2. вхождение России в мировое информационное пространство;


3. обеспечение информационной безопасности личности, общества и государства;


4. формирование демократически ориентированного массового сознания;


5. становление отрасли информационных услуг, расширение правового поля регулирования общественных отношений, в том числе связанных с получением, распространением и использованием информации [1].


Однако развитие подобных демократических порядков происходит одновременно с процессом медиатизации политики, что коренным образом отличает ситуацию в России (и других демократий «третьей волны») от западного общества, в котором публичная политика сформировалась до появления массового общества. В ситуации, когда государственная власть не основывается на зрелой партийной системе, медиатизация политики фактически усугубляет разрыв между тем, что декларируется в документах, и реальным состоянием общественно–политической системы.


Так, к примеру, та же федеральная целевая программа «Электронная Россия» до 2010 г. (утверждена постановлением Правительства РФ от 28 января 2002 г. № 65) фактически воспроизводит характерную для России практику взаимодействия между государством и обществом. Если при формировании электронного государства на Западе ставится задача облегчения коммуникации, усиления контроля граждан над властью, то в нашем случае акцент делается на информатизации федеральных и региональных органов власти. В этом смысле характерен пример федерального закона «Об электронной цифровой подписи» от 10 января 2002 г. № 1–ФЗ, который предельно затрудняет ее применение и, по экспертным оценкам, откладывает использование электронных механизмов коммуникации, как минимум, на несколько лет.


Безусловно, деятельность современной российской политической элиты в информационном пространстве имеет своей целью органичную интеграцию России в мировую политическую систему, сохранение уровня конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности страны. Оживление активности государства в данной сфере стало подтверждением понимания им важности своего присутствия на информационной арене. Однако на сегодняшнем этапе этот процесс охватывает только одно из направлений, которое можно охарактеризовать как организационное: идет создание нормативной, институциональной, социальной инфраструктуры – среды для проведения государством политики на информационной арене. Гораздо более важным и до сих пор не осуществленным представляется другое направление. Оно связанно с реализацией потенциала созданной инфраструктуры путем непосредственных действий в информационном пространстве. Его главной целью является использование коммуникационного (в основном корректирующего) потенциала информационной политики, способного компенсировать неудачи и ошибки государственного управления в рамках тех или иных инициатив органов власти и управления.




1. См. «Концепцию государственной информационной политики».


2. Ст. 40 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и прав на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 12 июня 2002 г. № 67–ФЗ.


3. Пшизова, С. Н. Новый товар – политическая партия / С. Н. Пшизова // Дружба народов. 2000. № 4. С. 142.






© Коллектив авторов, 2011-2016, info@yazik.info