Язык. Культура. Общество. Сборник научных трудов. ISSN 2219-4266


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА       О СБОРНИКЕ             РЕДКОЛЛЕГИЯ                 АВТОРАМ                       АРХИВ                       РЕСУРСЫ                     КОНТАКТЫ          

Язык. Культура. Общество. Выпуск 1. 2008 г.


БОРЬБА С НЕГРАМОТНОСТЬЮ В ПЕРИОД С 1917 ПО 1928 ГГ. КАК ВАЖНЕЙШИЙ ЭЛЕМЕНТ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА (НА МАТЕРИАЛАХ МОРДОВСКОГО КРАЯ)



Е. А. Казаков


Преподаватель кафедры лингвистики и МКК Мордовского государственного университета имени Н. П. Огарева


Понятие «культурный» для каждого из нас заключает в себе определенный набор качеств, обладание которыми дает право человеку считаться «культурным». Но все мы вряд ли могли бы назвать «культурным» неграмотного или малограмотного человека, какими бы добродетелями он не обладал. Следовательно, культурный уровень человека напрямую зависти от степени его грамотности.


По мнению большевистского правительства, только образованные и культурные люди могли активно участвовать в управлении государством, в строительстве социалистического общества, поэтому ликвидация неграмотности стала одной из приоритетных задач как большевистского правительства, так и партийных и государственных органов власти на местах, в том числе и в уездах Мордовского края.


Никакая культурная революция была немыслима без ликвидации неграмотности среди населения.


Борьба с неграмотностью и малограмотностью, таким образом, была не просто составляющей социальной политики государства и мерой по повышению культурного уровня населения, она стала одним из приоритетных направлений деятельности партии и Советского правительства.


От скорейшего решения данной проблемы зависел не только культурный уровень населения, а и, в конечном счете экономические перспективы государства, его конкурентоспособность на международной арене. Все это четко понималось руководителями страны. Поэтому на решение данного вопроса были брошены большие финансовые средства, задействованы значительные людские ресурсы.


Предстояла без преувеличения огромная работа, не имевшая ранее прецедентов в истории. Задачи, ставившиеся партией и правительством в кампании по ликвидации неграмотности, были глобальными – ликвидировать безграмотность и малограмотность среди многомиллионного безграмотного населения России.


Всю глубину проблемы и масштабы предстоящей работы помогают понять цифровые данные, характеризующие уровень грамотности населения в предреволюционные годы как в целом по стране, так и на территории Мордовии. Примерно 74 % населения России до революции не умели читать и писать, в сельской местности грамотность была еще ниже – около 20 %, а среди женщин гораздо ниже – около 7 %. В крупных городах процент грамотных был относительно высок.


Следует отметить, что уровень грамотности взрослого населения в Мордовском крае был ниже, чем в среднем по России. Причинами тому было то, что подавляющее большинство населения проживало в сельской местности (более 96 %), а грамотность крестьянского населения была традиционно ниже городского. Вторая причина заключалась в том, что грамотность среди русских была выше, чем у большинства национальных меньшинств.


Анализ тенденций процесса ликвидации неграмотности среди населения Мордовского края затрудняется тем, что до 1928 года Мордовии не существовало в качестве отдельной административной единицы. Ее современная территория была включена в состав четырех губерний. Исходя из этого, затруднительно приводить обобщенные данные, касающиеся всего Мордовского края в целом.


Уезды, составившие позднее территорию Мордовского национального округа, населяли три основные народности: русские, мордва и татары. Между данными национальностями имелись различия религиозного, бытового, социального характера. В культурно–образовательном отношении население каждой народности также разнилось.


Так, например, по данным земского обследования 1909–10 гг. картина была следующая:


 

Национальность

%

хозяйств с грамотными

мужскими работниками

%

хозяйств с

учащимися

детьми

в %

учащихся

мальчиков

девочек

в

среднем

Русские

Мордва

Татары

38,83

27.06

10.19

15,24

12.04

2.38

4.64

3.77

0.73

1,23

0.43

0,3

2.91

2.1

0.52

 

 


Грамотность указывается на русском языке.


Базисным документом, положившим начало решению проблемы безграмотности, стал декрет Совнаркома от 26 декабря 1919 г. «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР». Декрет подчеркивал: в целях предоставления всему населению Республики возможности сознательного участия в политической жизни страны, Совет Народных Комиссаров постановил:


1. Всё население Республики в возрасте от 8 до 50 лет, не умеющее читать и писать, обязано обучаться грамоте на родном, или русском языке, по желанию.


2. Срок ликвидации безграмотности устанавливается губернскими и городскими Советами депутатов по принадлежности.


3. Наркомпросу и его местным органам представляется право привлекать к обучению неграмотных в порядке трудовой повинности все грамотное население страны, непризванное в войска, с оплатой их труда по нормам работников просвещения.


6. Для ликвидации безграмотности органам Народного комиссариата просвещения предоставляется право использовать народные дома, церкви, клубы, частные дома…


В первые же месяцы после установления Советской власти, принимаются меры по преодолению культурной отсталости, в том числе и по ликвидации неграмотности народных масс. Данные меры отражены в многочисленных постановлениях той поры.


Число безграмотных по статистическим подсчетам в 1919 и 1920 годах доходило до 30 млн. человек. Из этого числа в 1920 г. в целом по РСФСР было обучено около 3 млн. человек, в первой половине 1921 г. – 2500 тыс. человек, и за это же время приготовлено 200 тыс. учителей – ликвидаторов неграмотности, было напечатано до 10 млн. экземпляров букварей на разных языках, разрезных азбук и т. п. [1]. В 1920 г. обучение одного неграмотного в среднем по смете обошлось в 1 тыс. рублей [2].


Первые относительные успехи в деле ликвидации неграмотности в первые годы Советской власти во многом объяснялись тем, что данной проблемой занималось не одно ведомство, а вся государственная машина, профсоюзы, военные организации и т. д. Руководство было сосредоточено в центре и на местах в особых межведомственных органах – чрезвычайных комиссиях по ликвидации неграмотности.


Однако в процентном отношении удельный вес грамотных в уездах Мордовского края рос довольно медленно. Во многих волостях работа по организации борьбы с неграмотностью не была целенаправленной, слабо привлекалась общественность, особенно профсоюзы и всевозможные кооперации. Кроме того, далеко не во всех селах были школы, на базе которых обычно открывались пункты по ликвидации неграмотности. Слабо была развита сеть культурно–просветительных учреждений (клубов, изб–читален, библиотек).


Таким образом, необходимо констатировать, что работа по ликвидации неграмотности шла медленнее, чем в среднем по России. Виной тому были отсутствие соответствующих условий и нехватка квалифицированных кадров.


По данным переписи 1920 г. Грамотность населения мордовской области выражалась в следующих цифрах:


Русские

Мордва

Татары

Муж.

 

 

34.33

Жен.

 

 

4.38

Оба

пола

 

23.21

Муж.

 

 

22,33

Жен.

 

 

3.59

Оба

пола

 

11.99

Муж.

 

 

28,69

Жен.

 

 

19,98

Оба

пола

 

24.03


Период с 1919 по 1920 гг. можно рассматривать как начальный этап в деле ликвидации неграмотности и повышения культурного уровня населения страны и Мордовского края в частности. В этот период была заложена законодательная база, сформированы органы, непосредственно занимающиеся данным вопросом и несущие ответственность за осуществление мер по борьбе с неграмотностью.


Следующий этап 1921 – 1922 гг. характеризовался замедлением темпов работы по ликвидации неграмотности. Это было вызвано экономическими трудностями, послевоенной разрухой и в особенности небывалым голодом, поразившим центральные губернии страны. Следствием перечисленных трудностей стало временное снятие с госбюджета программы по ликвидации неграмотности. В начале 20–х годов в условиях НЭПа финансирование дела ликвидации неграмотности в основном было возложено на плечи уездных и волостных бюджетов, что в условиях социально–экономических трудностей той поры стало тяжким бременем для местных органов власти.


Однако руководство страны без сомнения четко понимало, что неграмотность оставалась одним из препятствий на пути мирного хозяйственного развития страны. Поэтому, как только наступила стабилизация внутриполитического и экономического положения, работа по ликвидации неграмотности и малограмотности стала более интенсивной.


В феврале 1922 г. в Москве прошел I Всероссийский съезд работников по ликвидации неграмотности. На нем присутствовали 146 делегатов: представители от 44 губерний [3], в том числе тех в которые входила территория Мордовии. Съездом были подведены итоги работы по ликвидации неграмотности. На нем был также установлен 7–месячный срок обучения на ликпунктах и 6–месячный – в школах малограмотных при 6–8 часах занятий ежедневно. Было принято постановление, по которому первоочередному обучению подлежали граждане от 14 до 30 лет, причем, прежде всего это касалось военнослужащих Красной Армии, милиции, членов профсоюзов, комсомольцев, работников колхозов и совхозов [4]. Большое внимание было уделено борьбе с неграмотностью среди нерусских народов. Съезд подчеркнул особую важность подготовки национальных кадров учителей, а также необходимость издания литературы на родном языке каждой национальности.


Важным показателем культурного уровня населения является показатель вовлеченности в образовательные процессы женщин и девушек, процент грамотности среди женского населения. В царское время, по сравнению с мужчинами, женщины являлись более отсталой в плане культурного развития, в частности, в смысле образованности частью населения. Истоки этого следует искать в общих традициях патриархального уклада семьи, в экономической организации крестьянского хозяйства. Девочек рано забирали из школы, а чаще и вовсе не отдавали в нее, так как на них лежало воспитание младших детей, работа по дому, а то и часть семейного заработка.


В первое постреволюционное десятилетие проблема охвата образовательными процессами женской части населения постепенно сдвигается с мертвой точки. Однако, в сельской местности патриархальный взгляд на женское образование, все еще тормозил решение данного вопроса. «Более отсталым элементом среди молодежи являются девушки. Годами сложился взгляд на девушку, как на будущую жену. Ее воспитывали так, чтобы она умела себя держать, прилично одеваться, нравиться мужчине и в результате всего выйти замуж …. В селах и до сего времени девушек не пускают в школу: «Не к чему учиться–то Дуньку: замужем она и неграмотная проживет» …» [5]. Характерно, что в городах грамотных женщин в процентном отношении было больше, чем в селах.


В 1923 г., с целью объединить силы и средства советской общественности в деле ликвидации неграмотности, было создано добровольное общество «Долой неграмотность» (ОДН), ставившее своей целью содействовать словом и делом задаче ликвидации неграмотности. Временным правлением общества ставилась цель создания по стране густой сети уездных и волостных ячеек ОДН. Вскоре ячейки данного общества начали создаваться в уездах Мордовского края. Так, в Рузаевском уезде общество «Долой неграмотность» было создано в июне 1924 г. на собрании городских ячеек ОДН, где было избрано временное уездное правление общества.


В августе 1924 г. Состоялась первая уездная конференция, на которой было представлено 17 ячеек ОДН, объединявших 565 членов. В октябре 1924 г. Была оформлена Инсарская уездная организация ОДН, которая на 1 января 1925 г. Имела 42 ячейки с 1071 членом. К началу 1925 г. В Рузаевском уезде было 69 ячеек с 1896 членами ОДН, а на 1 января 1926 г. Ячеек стало 54, а членов ОДН 3050 чел. В Саранском уезде в ноябре 1926 г. Была 21 ячейка, в которой насчитывалось 565 членов. Инициаторами создания ячеек ОДН становились, как правило, председатели исполкомов, сельсоветов, председатели комитетов взаимопомощи, члены профсоюзов, бывшие красноармейцы, учителя, заведующие клубами и библиотеками. Однако далеко не во всех уездах и волостях региона деятельность ячеек общества «Долой неграмотность» проводилась на должном уровне. Например, В. Л. Житаев обращает внимание на неудовлетворительное состояние ОДН в некоторых уездах, а порой и его отсутствие, как, например, в Чамзинке, Торбееве, Дубенках [6].


В период с 1925 по 1926 гг. процесс ликвидации неграмотности хотя и медленно, но неуклонно и поступательно продолжает наращивать темпы. Так, если в 1924 – 1925 гг. в Нижегородской губернии план по ликбезу [не был выполнен из–за позднего начала занятий (декабрь – январь вместо октября), что было связано с отсутствием денежных средств, так как смета местного бюджета утверждалась лишь в декабре. Для будущей кампании л/б имеются благоприятные условия: укрепление финансовой базы, заполненные штаты работников, наличие ОДН, введение в практику ликбеза группового и индивидуального обучения. По плану на 1925 – 1926 гг. предположено обучить грамоте 70 % всех неграмотных по губернии (115 тыс. чел., из них 13 тыс. нерусской национальности) и 7 тыс. малограмотных] [7].


Ликвидаторами в деревнях являлись, в большинстве своем, учителя школ I ступени. В предреволюционные годы школа в деревне зачастую являлась единственным культурно–просветительным учреждением. Поэтому сельский учитель, был, как правило, фигурой на селе заметной, человеком, уважаемым среди крестьян, в том числе и за грамотность, (которая была нечастым явлением особенно в среде крестьян мордовской национальности: грамотность мордвы в тот период была одной из самых низких среди народов Поволжья), человеком, к которому тянулись не только дети, но нередко обращались за советом и взрослые.


Государство старалось стимулировать людей, занимавшихся проблемой ликвидации неграмотности и финансово. Так, в Нижегородской губернии, некоторые уезды которой в 1928 г. вошли в состав Мордовского национального округа, оплата составляла 50 % ставки преподавателя [8].


Вопросы ликвидации неграмотности населения Мордовии рассматривались многими историками культуры республики, в частности в работах А. Л. Киселева, И. А. Яшкина, М. П. Глебочкина, Т. И. Сандиной, В. П. Бочкарева, В. Л. Житаева, Т. И. Шукшиной, И. Г. Якунчевой, Р. Н. Ямашкиной и др. Однако до сих пор не сложилось единого мнения о сроках ее ликвидации. Одни считают, что эта проблема была решена во второй половине 30–х гг. Например, А. Л. Киселев в работе «Социалистическая культура Мордовии» пишет, что «к концу 1939 года Мордовия стала республикой сплошной грамотности». Некоторые исследователи называют более поздние сроки. Например, М. П. Глебочкин констатирует, что «к 1959 году задача ликвидации неграмотности практически была решена в Мордовской АССР, как среди городского, так и среди сельского населения».


Период с 1917 по 1928 гг. можно назвать начальным этапом в деле глобального устранения неграмотности и малограмотности среди населения Мордовского края. В постановлении бюро ВКП(б) от 2 октября 1928 г. отмечалось, что грамотного населения было 27,3% [9]. Однако по отдельным уездам и волостям Мордовского края этот показатель был еще ниже. Например, по Краснослободскому уезду (входившему в состав Пензенской губернии) данный показатель составил 25,6 %, а среди женщин только 12,9 %, в Торбеевской волости Беднодемьяновского уезда – 25,4%, Салазгорьской волости – 22,9%, женщин соответственно – 15% и 10,9% [10].


В первое постреволюционное десятилетие было сделано многое по созданию базы для дальнейшей работы по устранению неграмотности в крае: проводилась работа по подготовке и привлечению кадров ликвидаторов, осуществлялась интенсивная пропагандистская и разъяснительная работа среди населения, был налажен выпуск учебно–методических пособий для занятий в пунктах ликвидации неграмотности, относительно стабилизировалось финансирование.


Новым импульсом в деле ликвидации неграмотности стало создание в 1928 г. Мордовского национального округа. Это позволило аккумулировать и упорядочить дополнительные материальные и людские ресурсы, придало делу ликвидации неграмотности системный и централизованный характер. Все это благоприятно сказалось на темпах решения проблемы неграмотности населения края и позволило в последующие годы существенно исправить статистику в этом вопросе и реально повысить культурный уровень населения.




1. История культурного строительства в СССР: документы и материалы 1917–1977. М., 1984. С. 105.


2. Там же, С. 105.


3. Там же, С. 316.


4. Иванова, А. М. Что сделала Советская власть по ликвидации неграмотности среди взрослых / А. М. Иванова. М., 1949. С. 20–22.


5. Там же.


6. Житаев, В. Л. Культурно–просветительская деятельность в Мордовии (II половина XIX– 80–е гг. XX в.) / В. Л. Житаев. Саранск, 2006. С. 77.


7. Культурное строительство в Нижегородской губернии (1917– 1927) гг. : Документы и материалы / Сост. В. В. Колябин. Горький, 1988. С. 176.


8. Там же, С. 175.


9. Культурное строительство в Мордовской АССР. Сб. док. ч. I (1917–1941) / Сост. Бакаев Е. И. Саранск, 1986. С.78.


10. Там же.






© Коллектив авторов, 2011-2016, info@yazik.info