Язык. Культура. Общество. Сборник научных трудов. ISSN 2219-4266


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА       О СБОРНИКЕ             РЕДКОЛЛЕГИЯ                 АВТОРАМ                       АРХИВ                       РЕСУРСЫ                     КОНТАКТЫ          

Язык. Культура. Общество. Выпуск 1. 2008 г.


ОБРАЗНОСТЬ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА
(ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ ПОДХОД)



О. А. Данилова


Доцент кафедры лингвистики и МКК Мордовского государственного университета имени Н. П. Огарева, кандидат филологических наук


Художественный текст, представляя собой двустороннее явление, одновременно является произведением искусства и языковым фактом. Когда данная сущность была осознана в полной мере, лингвисты заявили о своем праве описывать художественную природу текста собственно лингвистическими методами. Образовавшееся противопоставление лингвистики и поэтики привело с течением времени к возникновению лингвопоэтики, пытающейся решить сложную задачу лингвистического описания законов построения художественного текста. Одну из опор лингвистическое решение проблемы обретало в концепции так называемого «безобразного» искусства, сформулированной в начале XX века. Сторонники «безобразного» искусства, избирая какие–нибудь стихи, имели обыкновение спрашивать, какое наглядное представление предполагает каждое слово и иронизировать над получавшимися нелепостями.


Критикуя аргументацию этой концепции, Л. И. Ибраев призывает не отождествлять наглядность с образностью и тем более не искать ее в отдельных словах [2, С. 18]. Если становиться на позицию лингвопоэтики и исходить из собственно лингвистической интерпретации художественного словесного искусства, мы должны взять за основу образ слова и образ, рождаемый связью слов. Возвращаясь к позиции Л. И. Ибраева, существенно отметить, что он предлагает противопоставить значение слова и вызываемый им образ [2, С. 19]. Если свойства значения достаточно хорошо известны, то вызываемый словом (и, разумеется, не отдельным) образ, напротив, единичен, так как включает не только общие, но и частные черты, во многом индивидуален, так как возрождает у разных людей яркие или какие–либо недавние впечатления, а также не только ярок, но и смутен и мгновенен, как и всякое воспоминание. Л. И. Ибраев даже называет его бликом. Убедительность его концепции достаточно велика, в связи с чем имеет смысл привести дальнейший ход его рассуждений. Он объясняет, что художественное соединение слов, целой серией мелькающих бликов, ткет не мгновенный, а уже длительный и яркий образ, иллюзию мира. Непрерывный поток образов – воображение – создает впечатление, близкое к реальному восприятию, однако наше восприятие не только целостно, но и избирательно, в зависимости от направления взгляда, внимания, эмоций и знаний. Бликовость вызываемых словами представлений как раз и соответствует этой бликовости восприятия. Ряд бликов при этом сливается в образ как раз той полноты и структуры, какой типичен для изображаемого осознания мира.


Если суммировать сущность изложенной концепции художественной образности, основывающейся на слове как основном изобразительном средстве художественного текста, то важно подчеркнуть следующий вывод. Образ мира, который ткется художественным соединением слов, серией их мелькающих бликов, имеет соответствующую степень полноты и структуры, которые в свою очередь должны соответствовать изображаемому осознанию мира. Следовательно, образ изображенного в тексте мира имеет степень осознания и, ею определяется. С этим выводом совпадают и наблюдения Б. М. Гаспарова, поставившего проблему образного восприятия языкового материала в целом. Согласно его концепции, говорящие откликаются образными представлениями на каждую частицу языкового материала, а также на возникающие из их объединения композиции [1, С. 246–247].


Проблема собственно языковой образности, намеченная Л. И. Ибраевым и развитая Б. М. Гаспаровым, может расцениваться как расширение горизонтов художественной образности текста, имеющей исключительные перспективы развития на лингвопоэтической основе.


Можно заключить, что иллюзия и картина мира как образ мира, представляемый через цепь словесных образов–бликов, является тем уровнем образности, который вполне приемлем для лингвиста. Современный реципиент воспринимает текст комплексно: с позиции лингвистики, философии, культурологи. И именно поэтому всякий текст неисчерпаем.




1. Гаспаров, Б. М. Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования. / Б. М. Гаспаров. М., 1996.


2. Ибраев, Л. И. Слово и образ, К проблеме соотношения лингвистики и поэтики. // Филол. Науки. 1981. № 1. С. 18 – 24.






© Коллектив авторов, 2011-2016, info@yazik.info